Остановись, путник! Заблудился? Ищешь знакомые дороги или желаешь открыть для себя нечто новое? В любом случае ты на правильном пути!

Если ты игрок, смело заходи в игру, используя данные аккаунта своего персонажа. Если же ты просто читатель, то регистрироваться вовсе не обязательно, все открытые разделы игры доступны для чтения. Если же ты новичок, желающий присоединиться к игре, то скорее подавай заявку!

Европа Россия. Центральный округ

Сейчас: 07:25, Утро 9 а́льба, 9 год эЛ
Статус
Закрыто для дальнейшей игры.

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "Ночь".
Сейчас 22 ка́льда, 8 год эЛ, 00:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +12, небольшая облачность, ветер западный, 5 м/с.

-------
«Изменяя свое сознание, Вы сами создаете свою Вселенную.»​
 
Дела ===>

*Москва. Коломенское. Кладбище*


– Видно, дьявол тебя целовал
В красный рот, тихо плавясь от зноя...

– Ну и аккурат перед тем, как мишку олимпийского в космос запустить, его бульдозером скатили без разбора – и надгробия и покойников. Перезахоронили они! Ха!
*Колдун замолчал, прозрачный, как туман, заступил дорогу, наклонился стервятником и уставился в лицо.* Какого хрена мы тут торчим? А? Я думал, ты хочешь позвать своего кочана.

*Призрачная рука едва не заехала по носу, а Колдун, закатив мечтательно глаза, зачитал с тревожным блоковским надрывом.*

– Как лицо твое похоже
На вечерних богородиц,
Опускающих ресницы,
Пропадающих во мгле…


*С очередным взмахом длинной руки холодок всё же скользнул по носу и будто достал до мозгов. А Макс оборвал себя и уставился ещё пристальней.*

– А ты?! Ты даже на самую банальщину – в духи и туманы – не натянула! Нарядилась шлюхастой обдолбанной бродяжкой и таскаешься по кладбищу! Чё ты тут, тля, ловишь?! Родственников своих – клещей? Или цистит? Ау! Твой подорожник укатил к корешу. Они там, поди, уже жаб нагнали, что в твоём болоте! Или чё? Взломщика мохнатых сейфов ждёшь? Мечта маньяка-некрофила!

*Вздохнув под ритмичное в наушнике, кинула в Макса тьмы, не выбить, а наоборот – затянуть крепче в мир живых, и вновь вздохнула. Поцеловала головку дочери, спящей в слинге на груди, и запахнула вокруг неё полы широкого пальто. Макс полоскал мозги ещё в момент сборов и требовал напялить каблуки. Концертное видео смотрели вдвоём. Макс изгалялся, но один и один в два сложили легко. Лилия тут же у него стала "девушкой, певшей в церковном хоре".*

А я даже не есенинская "пей со мной". И даже не бодлеровская тварь, которая со скуки зла. Я наверно лировская. Точно. Вот вам Тётя Одна с речки Лу, что стенала на каждом углу...

– Если можешь, беги, рассекая круги,
Только чувствуй себя обреченной...


*Мысли причудливо мешались с песней и болтовнёй Колдуна. А на разум ложилась тьма, тьма искажала время, чтобы спрятать тело. Хотя на кладбище возле храма не было страшно. Кладбище, разорённое почти полвека назад, сонно бормотало на разные голоса, вплетая их в музыку. И пахло не по-осеннему сладко. Взгляд обратился к белому порталу, поднялся по белым сводам до звонницы.*

– Хотя ты сама та ещё маньячелла! Видела, как тот журавль припустил, когда ты в гору попёрлась? В гору! В темноте! Тебе дорожек мало постелили? Плиты лежат! Нет, мы попрём по козьей тропе! Какие уж тут каблуки и духи с туманами?! "Я знаю, там кладбище".

*Колдун передразнил, но и сам был рад прогулке. Правда когда на тёмной тропе он вдруг резко потребовал стоять, душу чуть не уронила. Но это были только светлячки. На светлячков пялились под мирное дыхание Морганы. Она, набегавшись между белых арок Церкви Вознесения, спала. Потом было пение. Высокие женские голоса позвали, и когда в тяжёлую церковную дверь юркнули девушка с девочкой, и сама решилась войти. Платок отыскался в сумке. Строгая простота, запах ладана и бесконечно высокий тёмный свод успокоили. Церковная музыка всегда казалась торжественной и трогала что-то внутри, задевала. Она тоненько лилась и улетала ввысь, просила, но робко и неназойливо, для других. И Царские врата открывались. Лишней себя не чувствовала. А после, затянув Колдуна в тело, слушала вместе с ним колокола. Было немножко страшно, что Моргана напугается, но дочка разлепила глаза, таращилась совёнком, но не плакала. А колокола пели, перекликались. На тоненьком и звонком всё оборвалось, но большой подхватил, загудел, и его низкая нота долго таяла в тёмном небе и дрожала. вибрировала в теле. С клёна падали листья. И мысли сделались спокойны и грустны. Дальше бесцельно бродила между могил под байки и стёб Макса. И где-то там застали прилетевшие сообщения.*

Спойлер
#73718 Применение способности "Спиритизм" 2 уровня учтено.
#73722 Применение способности "Барьер тьмы" 4 уровня учтено.
#73723 Применение способности "Искажение " 3 уровня учтено.
 
*Москва. Коломенское. Кладбище*

Бриджпорт ===>

*Портал и инвиз испарились - словил чувство, как будто всегда торчал у дорожки столбом, только разве что не отсвечивал как фонари, виднеющиеся чуть поодаль. Но и те отсвечивали не слишком - рассыпали тусклый свет чисто для понту. И пришлось привыкать к темноте, щуря бельма из-под козырька кепки. Торчать истуканом было тупо, поэтому погреб погнутой рельсой по дорожке к беленькому храму. Честно говоря, ожидал чего-то другого, но разочарован не был, напротив, выкупив, что оказался на кладбище, лыбу потянул довольную, но сдержанную.*

Надо прекратить лыбиться упырем. Маньячиной выгляжу. Маньяк и сталкер - вот так встреча!

*Несмотря на беспонтовые мысли, атмосферой проникся, и из прошлого, как будто из другой жизни, запел Белочкин любимый Хворостовский, запел про есенинскую осень - рыжую кобылу. А мерный стук черно-белых клавиш обратился панихидным звоном свиридовских "колоколов". И, как на заказ, "ветер-схимник шагом осторожным" не помял, но погнал пожухлую листву прочь с дорожки. За листьями погнался взглядом, ловя мураши под слоями шмота, и уставился все тем же улыбающимся маньяком на одинокий силуэт, утопающий в объемных одеждах.*

Да нет, не Рогнеда. Или Рогнеда?

*Рогнеду знал совсем ничего, но чуял неведомым чутьем, что силуэт, притаившийся у худенькой березки и пойманный щурым, немного подслеповатым взглядом, принадлежит Рогнеде. И захотелось поторопиться, но шаг отчего-то замедлил, словно решил распробовать и запомнить момент. И, наверное, своим расхлябанно-неспешным походоном, в черном распахнутом пальто и с болтавшейся на плече балалайкой в кофре смахивал на придурка, вышедшего помузицировать на кладбище в ночи.*

Ой, там уши торчат. Ребенок! Я же не умею с такими маленькими... Я сидел, когда все наши были... вот такими.

- Здравствуйте. *Волнения не выдал, проговорил спокойно, растянув губы в тонкой усмешке, и не удержался, примерил роль мужичка, занимавшегося сбытом всякой фигни через авито* Это вы мне писали насчет Хачатуряна и ярлыков?

Ля, придурок, блин. Нет бы с того же Есенина зайти. Она книги любит... а я ей Хачатуряна с ярлыками втюхать пытаюсь. Главное - на лезвия не перейти.
 
*Москва. Коломенское. Кладбище*

Я знала, что ты меня поцелуешь... Но сейчас мне нравится другой?.. Я должна это написать?.. Мне нужно, чтобы ты был счастлив. Но сейчас мне нравится другой. Правда я ни в чём не уверена. Но как только буду... то что? Что?.. А если не буду?..

– Ты самым первым пунктом представь, как будто
Мы разминулись в этот день хотя бы на минуту...


*В ухе тихо пел, почти рассказывал, женский голос, а Филу отправилось сообщение. И губы иногда правда улыбались, но строчки часто запинались, не летели слово за словом и фраза за фразой, так чтобы приходилось бороться с Т9 и маленьким экраном. А где-то между рёбрами кроме грусти закипало волнение, иногда оно вырывалось вздохами. И Колдун только подогревал мысли о том, что нарядиться мурзатой дворняжкой и позвать вот так едва знакомого человека в парк ночью, было глупостью, как и сыпать строчки про пижаму и постель, да под весёленькие мысли.*

– Я знаю это чувство, не кричи,
Закрой свои глаза и выдыхай...


*И песня мешалась с болтовнёй мертвеца. Глаза рассеянно перебежали на серую высокую фигуру рядом, зацепив тонкую одинокую берёзку, возле которой торчала беспокойником.*

– Он решит, что ты Краснодар с Москвой путаешь, Крыска. И за кенгурами в Австрию лыжи намылишь. Решит, что у тебя на чердаке одинокая кукушечка живёт. Ку... тля-я-я... Вы с ним на одной барахолке чё ль одевались? О! Балалайка! Эт ж балалайка? Ба-ла-ла-йку в руки возьму, светит месяц тихо заиграю-у... Лучше б кочан притащил! Дал бы те ещё один шанс в него поверить! Доверчивая ты моя лохушечка! Слышь, лохушечка, дозни меня... А ты ж ещё и с дове-э-эско-ом!

*Харитона ждала и как будто не ждала и при виде долговязой фигуры вспомнила, что одета капустой, капуста напомнила про капусту, и нервные губы дрогнули, дрогнули нервные пальцы, сжали одинокий наушник в кармане безразмерного пальто. Болтовня Макса текла мимо, и магия в ответ на его просьбу тоже как-то увильнула, растерялась. И щит вышел неубедительно, когда заставила себя его натянуть. Не из опасений, а потому что магию и так слишком запустила. Зато барьер лёг плотненько, пока глаза вглядывались в лицо сверху, стараясь что-то увидеть в густой тени. И голову опять приходилось задирать.*

Я точно как клещ. А он... высокий. Улыбается. Боги, я как дура! Городская сумасшедшая!.. Неужели, я с ним общалась этими простынями? И он на пляже в притворный обморок грохнулся?

*Растерявшись и сообразив, что тупит и пялится молча, ощутила себя какой-то деревянненькой, сглотнула нервно, перебирая остроумные ответы, моргнула, улыбнулась, вспомнила галоши, панаму, бабушку Нелю и задыхающийся и ужасно заразительный смех, куснула губу под торопливые мысли и сомнения и выдала чуть напряжённо.*

– Здравствуйте. *Губу пришлось опять куснуть, давя смех. И немного лохматая голова качнулась.* Нет, вы ошиблись. Я писала про заразительный смех. *Собственный смех сглотнула.* И панаму. *Но смех рвался и толкал.* И кап... *смех заставил запнуться* ...капусту!

*И вот тут не выдержала: закрыла лицо рукой и засмеялась почти беззвучно, и плечи тряслись, будто от слёз.*

Спойлер
#73760 Применение способности "Спиритизм" 1 уровня учтено.
#73761 Применение способности "Искажение " 3 уровня учтено.
#73762 Применение способности "Барьер тьмы" 4 уровня учтено.
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "Утро".
Сейчас 22 ка́льда, 8 год эЛ, 06:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +9, переменная облачность, ветер северо-западный, 3 м/с.

-------
«Для тебя в жизни важно то, что ты сам посчитаешь для себя важным. И этот выбор определяет, каким ты станешь.»​
 
*Москва. Коломенское. Кладбище*

Валера... ляпаш сраный!

*Намеки в сообщениях Рогнеды поймал, два плюс два сложил не сразу, но заподозрил, что где-то приложилась рука глубокоуважаемого Валерия Павловича. С Валерием Павловичем связался еще будучи в книжном и позорняк словил жесткий, узнав, какими видосами "для работы" снабдили Рогнеду. Немного хотелось переквалифицироваться в мокрушника, но мокруха ситуацию не исправила бы, да и Валеру любил как брата. Деваться было некуда, оставалось принять предательство, понять, простить и сохранять мурло перед Рогнедой, несмотря на все неразорванные кочаны капусты и бабкины панамы.*

Позорняк... Какой же позорняк. Почему нельзя было сказать, что я не люблю сниматься? Ну вот нет видосов. С натуры пришлось бы. Я даже не против потягаться следом несколько дней.

*Посокрушался в мыслях подлому предательству и на Рогнеду в смехе посмотрел с теплой лыбой, преодолевая мальчишеское желание поймать шоколадную прядку и дернуть слабенько неуверенным первоклашкой, а потом разразиться "заразным" хохотом и получить по башке портфелем или кирпичом. Но наличие спящего комочка с ушками, устроившегося, кажется, очень удобно на груди у девушки, как-то останавливало от дуростей, заставляло ловить волнение и даже легкое смущение. Смущаться не привык и щуро-сизый взгляд увел в сторону, выдавая сквозь тонкую улыбку точно выверенную озадаченность и последующий интерес.*

- Хм... Капуста в панаме и с заразительным смехом, говорите? *Проговорил негромко, с привычной гнусавинкой и сизые бельма подогнал к Рогнеде, внимательно всматриваясь в холодные от пасмурного утра глаза.* И где же вы нашли такое... сомнительное сокровище? Не поделитесь контактами? Может, мне тоже надо? *Спросил и сам же дал ответ последним придурком.* Мне надо.

Какого цвета у вас глаза? Задрипанный романтик! После капусты только такое и спрашивать. Шут!

*Лямку кофра на плече поправил, вспоминая прошлую встречу, и включил наглеца, устав смущаться дурачком. Простым, ненавязчивым движением потянулся к Рогнеде, к волосами и аккуратно приоткрыл женское ушко, выискивая взглядом наушник.*

- А музыка есть? *Банальное "а если найду" добавлять не стал, но улыбнулся такой наглой гопотой, что добавлять ничего и не пришлось - и так было понятно.* Значит, Хачатурян не интересует, да? А литература для принцесс? *Дальше перешел на шепот, как будто переживал, что спящая малышка может услышать и понять, что обсуждают ее.* Дочь как зовут? *Шепот выдал мягкий, без свиста и шипение, а длинные пальцы все утопали в молочном шоколаде волос, заботливо рассыпая прядки на плечо и вновь подбирая.* Это же ваша дочь? У нас не будет проблем?
 
*Москва. Коломенское. Кладбище*

Боги! Как идиотка! Кусок истерики. Умираю тут от смеха... А он... Он понял всё же? Валера слил уже меня? Сначала его мне. Потом меня ему? Жаль, видео было так мало... Куда-а делся сотен, кто-то украл мой сотен...

*За смех было стыдно, за себя было стыдно. Между рёбер дрожало нервно, и дрожь отдавала куда-то в голову. А в голове крутилась строка, проникновенно напетая приятным тенором. Крутилась мысль, что когда Харитон поёт, свою гоповатую гнусавость он теряет, а очарование – нет. И мужские руки выстукивали ритм по гитарному боку и то рвали струны, то перебирали их длинными пальцами. И смех растаял, но губы дрожали, рука соскользнула, и глаза обратились к мужскому лицу, так что внимательные взгляды ткнулись друг в друга случайно.*

А я так хотела, чтобы он смутился! Мне, может, тоже надо. Поспорим, кому больше?

*Не словив чужого смущения, зато улавливая раздражающую нервную дрожь, вдруг рассердилась, и разноцветные холодные глаза чуть прищурились. Взгляд проследил за рукой, что осторожно потянулась к волосам. А сердце выстукивало, и дыхание застыло в груди и давило. Но диковатый взгляд держал пальцы, и можно было подумать, что темноволосая голова сейчас дёрнется, и острые зубы пальцы цапнут. Но вопрос и наглая улыбка потянули улыбку в ответ, и полные губы усмехнулись медленно, и как-то будто бы против воли. И сердиться дальше не получилось, пусть чужие неторопливые движения и шёпот сбивали. Губы тронули тёплый лобик малышки.*

– Моргана. Я её украла.

*Глядя в лицо Харитона прямо и без стеснения, брови слегка вскинула и ответила серьёзно, но в изгибе мягкого рта, в раскосых глазах пряталась то ли улыбка, то ли усмешка, а может – секрет. И голос продолжил так же тихо и беспечно выдавать откровения.*

– Как петуха. Я всё краду. Я же цыганка наполовину. Ваш сотен тоже я украла.

*Призналась и нырнула рукой в карман широкого пальто, будто собиралась достать оттуда украденный "сотен", но не для того, чтобы отдать, а чтобы показать и спрятать обратно. Но когда узкая холодная кисть вынырнула белой рыбкой на свет, в пальцах оказался наушник. А смарт поймал новую песню, поймал и сообщение – и не читать было неловко, стыдно, но и читать тоже.*

– Соситесь уже, чё!


*Колдун вынырнул серым чёртом возле левого плеча Харитона, но выбивать вновь не стала, кинула тьмой, зная, что если выбить сейчас, Макс затаит зло, и отпустила лицо живого, чтобы взглянуть на мертвеца и попросить молча свалить. Глумливая улыбочка стала ответом.*

– Ну давай, Крыска! Умоляй меня, чтобы я ушёл! Давай-давай! Вслух! Выдай ему свои маленькие дохленькие тайны! Или я так и буду тут торчать!


*Вздохнула тяжело и обречённо, не отпуская взглядом мертвеца, и попросила, будто назойливого слепня или овода.*

– Уйди. Пожалуйста. *И под требовательное "на бис!", повторила.* Пожалуйста. *И Колдун, выдав смачный воздушный поцелуй, исчез. Очередная неловкость поймала, так что лицо чуть застыло, а глаза вернулись к Харитону. Рука протянула наушник. В неловкой улыбке дёрнулся рот.* Извините. Это я не вам.

Спойлер
#73763 Применение способности "Спиритизм" 2 уровня учтено.
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "День".
Сейчас 22 ка́льда, 8 год эЛ, 12:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +16, ясно, ветер восточный, 3 м/с.

-------
«Фантазия важнее знания. »​
 
*Москва. Коломенское. Кладбище*

*Цепляя как будто бы строптивые взгляды, улыбки и настроения, словил ощущение, что можно совсем оборзеть и рискнуть, но смутился простого проявления нежности матери ребенку: вспомнил мужа-художника, счастливые картинки чужой семейной жизни, которые нарисовал в моменты особо мрачных сомнений и, пропустив шелковисто-шоколадную прядку по длинным пальцам еще раз, локон выпустил. Огорчение притаилось в сизых, возможно совсем незаметное под тенью козырька кепки и за нагловатой лыбой. Рогнеде, кажется, было весело или интересно, и испортить этот интерес своей мнительностью или типа того очень боялся.*

Очаруют, обворуют, а потом что? Пустят по миру страдальцем и даже сотен не вернут. Попал!

*Не упустив возможности коснуться тонких пальцев своими чуть загрубевшими от струн подушечками, наушник взял и сунул в ухо. Для себя превратил этот милый ритуал в скромную традицию. Сегодня музыка была другой: напоминала речку, спокойную на поверхности, но укрывающую коварные подводные течения в мутно-зеленой глубине. Взгляд холодных то ли зеленых, то ли голубых (все никак не мог уловить и определить цвет глаз) перехватил и оглянулся через левое плечо. И, не заметив никого у себя на плече или за ним, хоть иногда и казалось, что кто-то там шепчет и бубнит всякие искушения, вернул бельма к Рогнеде, зыря сверху вниз, но без надменности и снисхождения.*

- Вы привели с собой воображаемых друзей для подстраховки? Или чтобы они меня оценили и одобрили? *Шуточные предположения выдал без издевки, но с лицедейским пониманием и спустя короткую паузу добавил пояснение с хитрым прищуром.* Для работы. Могли бы и предупредить... *Вздохнул в трагических обидах и продолжил, поправив лямку, норовившую свалить с сутулого плеча.* ...я ведь не готовился, все так спонтанно... Хорошо, что хватило ума не заявиться в пижаме и тапках с зайцами.

Придется теперь зайцев искать. Вдруг проверить решит. Спонтанно. А я без тапок. И пижамы.

*Лицедейские обиды с мурла стер и вновь напялил лыбу нагловатого проходимца. Женский голос в наушнике внушал спокойствие, но при мысли о пижамах и их отсутствии до спокойствия было далеко и заткнуться теперь никак не мог, предпочитая скрывать волнение за пустым ляля и лыбами.*

- Я ведь теперь соучастник! *Выдал внезапно, как будто только сообразил или придумал, и в беспокойстве коснулся переносицы, сжал и отпустил, переходя от нерва к беспокойному осознанию.* Или даже заказчик, раз у вас мой сотен. Сможете выставить все так, будто я вам заплатил за похищение Морганы. *Взгляд упал на малышку, и пришло смирение.* Ладно, я готов взять всю вину на себя. *Спектакль доиграл и вновь заулыбался придурочком, щурясь на Рогнеду.* Правда украли? А мне показалось, что у нее ваши ушки. *Слова выдал с искренней теплотой и не удержался: осторожно сжал мягонькое ушко пушистой курточки или кофточки и легонько, так, чтобы не потревожить и не обидеть малышку, потянул.* Очень милая девочка. Моргана. *Ушко отпустил, как и мысли об отце девочки и счастливой семье, и тему переключил, уставившись на Рогнеду серьезным паханом, отказавшись от своих привычных лыб.* Приятная песня. О чем она? Вы ведь бывали в Париже. Как у вас с французским?
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "Вечер".
Сейчас 22 ка́льда, 8 год эЛ, 18:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +17, пасмурно, ветер юго-восточный, 2 м/с.

-------
«Трагедии сердца и тела — это плач детей из-за мелких бед и сломанных игрушек. Улыбнись про себя, но утешь детей, и прими участие, если можешь, в их игре. »​
 
*Москва. Коломенское. Кладбище*

*Пальцы коснулись пальцев уже знакомо, и захотелось мужскую руку перехватить и не спеша узнать чужие пальцы на ощупь, медленно и чутко трогать каждую косточку и впадинку, запоминая, может, не только руками. И это желание вовсе не мелькнуло, нет, оно отдалось зудом в беспокойных ладонях, и пришлось прогонять. А глаза смотрели в тень козырька, старались поймать ответы или разгадки. Но живое подвижное лицо менялось, заставляя сомневаться, а заодно и пялиться и вовсе даже не с рабочим интересом, следить, как разные улыбки сменяют друг друга, и улыбаться в ответ. И чужое тепло согревало собственные улыбки и глаза. А с губ слетела та фраза на французском, что звучала в песне строку за строкой.*

– "Же ву" – я хочу. *Перевела и подхватила, подпела приятно, стараясь поймать гортанный "р" и передать его бархатно-рычащее звучание* Же ву тэзи поу-ло ки тр'омбль... *Вспоминая, взгляд отпустила пробежаться по листве и по голубом яркому и чистому небу, а затем вернулась к серо-сизым глаза.* Я хочу ваше что-то там, которое дрожит... плечи!

*Воскликнула тихо, но с торжеством и так же негромко рассмеялась, чтобы не потревожить спящую дочку. Качнула головой, сообразив, как глупо звучит, и вновь отвела взгляд, а бледные щёки едва заметно потеплели, но, может быть, от свежего ветра. А голос, поделенный на двоих, всё напевал в ухо.*

Какой кошмар! Позорище!

*Мимолётно тронув губу языком, удержалась, чтобы не прикусить воображаемую корочку, и снова отыскала взглядом лицо в тени.*

– Вы уже, кажется, спрашивали. Про французский. Перед тем, как упасть в обморок. *Воспоминание потянуло улыбку, так что мелькнули зубы. И улыбка сделалась насмешливой, точно Харитон попался и теперь уже не рассчитается украденным сотеном.* Притворный.

А я испугалась. Как курица. Разве можно так за чужого человека пугаться? А он чужой? Чужой, конечно. Интересно, он её сильно любил? Простил? Любит?

*Память нарисовала стройную высокую девушку в чёрном, строгий горбоносый профиль, осанку и сдержанность. Такая и правда могла петь в церковном хоре и вести куда-то кроткого кудрявого мальчика. И на секунду во внимательных глазах мелькнуло что-то злое или ревнивое, но тут же спряталось в тени чёрных длинных ресниц. Резкий выдох потревожил медный локон у покатого лобика.*

– Она о желаниях. Песня.

*Глаза опять вскинула, невольно посмотрела с вызовом и тут же смутилась приступа дурости. И взгляд опять ускользнул. А сердце куда-то поспешило. Тонкая рука в широких рукавах приобняла слинг и малышку в нём, и захотелось очередную глупость – шагнуть в объятия, но разум заметил в приступе трезвости, что объятия вообще-то никто не раскрывал. Если только муж, и стоило подумать о нём и уйти. Но думалось плохо, а уходилось ещё хуже.*

– В тапках и пижаме вы бы замёрзли. *Заметила серьёзно, училкой. И снова вернулась к узкому лицу. Очередное дурное желание толкнулось, призывая набычиться и, может, наехать, но и его сдержала, конечно, и только вздохнула над собственной тупостью. И тут же улыбнулась, борясь с приступом веселья.* Мои воображаемые друзья уже оценили. Поединок Харитона и капусты. Exitus in dubio est. Исход – спорен. *Улыбнулась шире и опять качнула головой, и позволила себе притворные укор и сожаление.* Я ставила на вас. И теперь должна желание мер... воображаемому другу... *Разговор побегал кругами и подкинул то, что было упущено.* И вы же что-то говорили о литературе для принцесс? И про ваши непростые отношения с колоколами?..
 
*Москва. Коломенское. Кладбище*

*"Что-то там дрожащее" заинтриговало, и на Рогнеду зыркнул соответствующе, выразительно приподняв бровь. Но "плечи" выбили интригу, заставили усмехнуться тонко и немного смущенно - взгляд увел, как и желание опустить свою лапу на макушку Неды, легонько потрепать в теплом порыве и ласково обозвать интриганкой. Где-то еще потерялась мысль, что поет Рогнеда лучше и приятнее женщины в ухе, но, возможно, был пристрастен. Правда, страсти сдерживал старательно, все еще сомневаясь - нужны они Рогнеде или доставят сплошные неудобства. Чужие взгляды и улыбки обнадеживали, но Моргана, висевшая милым грузиком на девушке, повисла таким же грузиком на совести и возвращала к реальности, в которой опоздал и теперь, наверное, был злодеем.*

И что? Злодеи бывают разные. Нет, а если я все придумал? А если не придумал... Я ей все испорчу тогда. А вдруг нет? Вдруг я хоть немного лучше? Да кто я такой?! Сраный фармазонщик. Не художник с парижскими выставками...

*Шутки и лицедейские взгляды похоронил под мыслями и посмотрел на девушку с ребенком внимательно и серьезно, взвешивая последствия, ответственность и собственные силы. Но, несмотря на серьезность, улыбкам и шуткам Неды не мог не поддаться - улыбнулся и сам. Улыбнулся совсем простенько, по-домашнему.*

- Можете с меня взять желание. За то, что с капустой не справился. *Хотел еще добавить, что капуста мухлевала, но не добавил: предпочел остаться в прежнем настроении и не паясничать. Зацепился за слова Неды и просто, как будто не в первый раз, запахнул на девушке пальто, кутая ее и малышку.* А вы не замерзли? Не устали? Тяжело? Я мог бы взять Моргану, но не уверен, что вы доверите... Я и сам боюсь немного, если честно.

Да, это именно то, что хочет услышать каждая девушка. Я боюсь вашего ребенка! Ля, придурок... Надо добавить, что обидеть боюсь... Сломать. Еще хуже. Лучше заткнуться.

*Подумал и решил ухватиться за брошенную Рогнедой соломинку - литературу для принцесс. Бортики пальто выпустил, заботливо, возможно, даже чуть навязчиво, поправил пушистый ворот, приподняв, чтоб не протянуло шею (или просто придумал отмазку, чтоб еще полапать хотя бы пальто) и отпустил. Переключился на свой кофр, пряча взгляд от Рогнеды под козырьком кепки. Разбухший от начинки кофр подогнал вперед, не снимая с плеча, и достал слишком толстого "Маленького принца" на ирте. Обычно "Маленькие принцы" были скромно тоненькими, но этого расперло от объемных картинок.*

- Я подумал, что вашим принцессам нужен принц... Хотя бы маленький. *Выдал банальщину, чувствуя себя неуверенным придурком, но тонкую лыбу и щурый взгляд все же подогнал и протянул книгу Рогнеде.* И вы не ответили про гадание. Погадаете? Мне нужны ответы. Но можно потом. И не на книге. Вы ведь гадаете, да? Хиромантия? *И вот тут уже улыбнулся хитро, не сдержался, хотя где-то во взгляде проскочило сочувствие на случай с вооруженным Павлом и историю из детства, рассказанную Рогнедой в блоге.* Я видел отрывки шоу. Вы весьма коварны, вам говорили?
 
Последнее редактирование:
*Москва. Коломенское. Кладбище*

И возьму. Желание. Компенсация за капусту. Потребую повторить мне на бис. Или спеть. Или он споёт и без желания? То есть с желанием, но... О, хватит уже!..

*На предложение Харитона кивнула, умудряясь сбиваться и путаться даже в мыслях. И пока мужские бережные руки запахивали пальто, ловила в этих ненавязчивых, простых и естественных жестах заботу. И тоже смотрела серьёзно, запрокинув голову, вглядывалась в лицо. А дыхание мешало в груди, и в капустных бесформенных одёжках было даже чуточку жарко. А в мыслях рождалось рассеянное удивление, и сомнений, кажется, не осталось.*

Нет, всё же, как так могло получиться? Так странно... Он же... ну... такой... не мой типаж? Хотя я понятия не имею – какой типаж мой. А Стефан улыбался как-то... похоже? Когда не ждёшь. Нет, ты как-то ждёшь, но всё равно неожиданно. И обаятельно. Заразительно. Да. Точно. Но я же замужем. А он... боится немного. Это... мило. Да. Но я ведь не только про "мило" думаю...

*И пока Харитон поправлял ворот и заботливо прятал от ветра, взгляд обвёл острую скулу и тень под ней, скатился ниже, зацепил мимолётно насмешливый уголок рта, тронул немного покатый, но всё равно квадратный и, наверно, упрямый подбородок, и коснулся шеи, кажется, почти осязаемо. Шея в россыпи бледных-бледных веснушек нравилась. Ворот заставил споткнуться и переключиться на кофр, проследить за мужскими руками, не пряча откровенного любопытства.*

"Маленький принц"! Толстенький! Нашим принцессам...

*Наверно, поцелуй не убедил бы настолько, насколько убедили в чём-то важном детская книжка и мужские руки, что до того целомудренно кутали в пальто вместе с дочкой и прятали за воротником от ветра. Наверно, Харитон мог бы быть брачным аферистом с его обаянием, но не был. Пальцы забрали книжку, а хитрый, коварный, смеющийся и несколько пристыженный взгляд вильнул.*

Конечно, он видел... Писал же про петуха. И что ему попалось? Смотрел, интересно, как меня курицы поливали и даже буквально, и как я Павла за щеку цапнула? Хиромантия... я Филу гадала.

*Мысль о муже вызвала тихий вздох, и одна рука бережно прижала книгу куда-то к слингу, а другая нырнула за смартом. Но прозрачные глаза вновь обратились к лицу Харитона.*

– Спасибо. Там картинки открываются, да?.. *Улыбнулась тепло, поглаживая пальцами обложку.* Вы ведь нам почитаете? Как-нибудь... А я погадаю. Могу по руке, могу на картах. И по книге тоже могу. И я отвечу мужу. Извините.

*Губы дрогнули виновато, и сама себе опять казалась предательницей, особенно когда просила почитать. С Филом читали по ролям для девочек и Морганы, но здесь, кажется, было что-то другое, и хотелось послушать и посмотреть "Маленького принца" в исполнении Харитона. Взгляд тронул экран, густые брови чуть хмурились, и рот незаметно сломался грустью. Захотелось написать что-то про гордость, но от таких мыслей ощутила себя мамашей. Фраза про нестандартное общение, кажется, напрягла, и как к ней отнестись, не понимала – Фил будто оценивал, будто знал больше, чем знала сама. Близость и правда всегда была откровенной и какой-то доверительной, она как бы примиряла. Только какие-то "но" всё равно выползали букашками, вот и сейчас накатила досада за выставку, за самодовольную монашку и панику Фила. И на фразу об операции загрустила: тогда рядом тоже была монашка, кажется, да и Фил столько перенёс. Но откликнуться не вышло – сама никогда не училась заново ходить и ничего подобного не ощущала. И слова не шли. Сообщение улетело коротким. А палец мазнул по важному рабочему, и лицо вспыхнуло недоверчивой радостью: тело нашлось. И то, что тело было ещё живым, как раз давало возможность подправить кое-какие мелочи. А в наушнике заиграло ритмично, подбадривая музыкой и совпадением.*

– Не замёрзла. Тяжело, но я привыкла... *Качнула головой, уже глядя в лицо Харитона как-то пристально, оценивающе, и щёку куснула изнутри, чтобы не выдать случайно тупую улыбочку. А мужской голос считал на испанском, и когда упала последняя цифра, зубы отпустили щёку, и с губ легко и по-деловому слетел вопрос.* Вы обрезаны?
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "Ночь".
Сейчас 23 ка́льда, 8 год эЛ, 00:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +14, пасмурно, ветер юго-восточный, 3 м/с.

-------
«И тысячный шаг может принести поражение, а успех — ждать за следующим поворотом. Я буду пытаться до тех пор, пока не добьюсь успеха.»​
 
*Москва. Коломенское. Кладбище*

*На вопрос о картинках кивнул, лыбясь, довольный тем, что книга, кажется, зашла. На почитать тоже был согласен, пока разговор не уперся в мужа Неды. Мурло удержал лишь силой воли, но уголки губ подвели, все равно дрогнули предателями, а взгляд свалил вдаль, ловя ночь. О существовании Фила-художника, вроде, не забывал, все время держал в уме, но все равно подрастерялся, заслышав о нем из уст Рогнеды. Попялился куда-то в темноту и все же уставился на Рогнеду. И показалось, что поймал грусть или недовольство, но в который раз засомневался, решил, что придумал проблемы в чужой семье, подыгрывая самому себе.*

А муж тоже с нами будет читать-гадать? Или вы переехали без него? Или как? Интересно, о чем пишет?

*Представлять, что и как Рогнеда пишет в переписке с мужем, совсем не хотелось, и надо было, наверное, отвлечься на созерцание природы, например, но все равно представлял переписку. Представлял и зырил на Рогнеду - тяжело и ревниво, как будто имел на это право. А прав никаких не имел, поэтому все желания покачать несуществующие права - отмел, и стоило Рогнеде оторваться от телефона, как принарядил недовольное мурло в приличную маску с хорошо подогнанными лыбами и прищурами. Под бодренькое музло нацепить образ получилось достоверно, и даже неожиданный вопрос интимного характера не выбил, напротив - лыба потянулась наглючая, а прищур сделался уличающим. На роже так и нарисовались вопросы.*

С какой целью интересуетесь? Это личный интерес или профессиональный?

- Обрезан. *Ответил просто и добавлять дебильный вопрос "показать?", как сделал бы с кем другим, не стал: вспомнил, что Рогнеда и так собиралась посмотреть, и чет словил такой нервяк... но виду не подал. И все же выпустил любопытство, поправляя козырек кепки.* А что?

У вас есть предпочтения? Ля, придурок... Может, снова в обморок? Второй раз не проканает. Еще и мелкую напугаю.

*Наготы не стеснялся, но почему-то теперь казалось совсем неправильным раздеваться перед Рогнедой просто так - чисто показаться. Но и пасовать было бы тупо. И тему свернул, дал себе время подумать, и опять пристал с помощью, пока в наушнике весело надрывалась незнакомка.*

- Точно не хотите, чтобы я Моргану взял? И книгу могу понести. И сумку. Давайте. *Еще раз предложил помощь, протягивая руку за сумкой или книгой или за всем сразу. Надеялся, что не выглядит навязчивым придурком или хитровыдуманным воришкой в попытке обмануть и обобрать Рогнеду.* Гулять пойдем. Хотите? Где мы, кстати?
 
Последнее редактирование:
*Москва. Коломенское. Кладбище*

И даже не смутился. Вообще. Часто спрашивают?

*Увидев наглую улыбку, представить в красках, в каких же ситуациях Харитона или скорее Руди или Рудика, спрашивали раз за разом о таком, оказалось легче, чем до того задать вопрос. Богатая, очень богатая фантазия рисовала картинку за картинкой, крутила цветное кино, ловко меняя сцены, актрис и даже возраст и причёску главного героя. И щёки, что до того вспыхнули, в миг побледнели, краска сбежала с лица и даже, кажется, с губ, и без того бледных. Но темнота должна была спрятать и цвет, и его пропажу. А нервные клетки, которые тихонько умирали или уже умерли от тревог и недосыпа, наверно, превратились в призраков и завопили, требуя немедленного скандала – безобразного, с обвинениями, криком и истерикой. Но мозг ещё работал, и глаза слепо уставились в погасший экранчик.*

Прекрасно. Всё же в психушку я попала не только из-за Валерии.

*Книжку прижала рукой и указательный палец вскинула, словно требуя тишины. Но взгляд на парня поднять так и не решилась: боялась, что даже полумрак не спасёт, и Харитон прочитает в странноватом блеске зрачков желание ткнуть ему в глаз этим самым пальцем, расхохотаться безумно и радостно завопить: "Ну, теперь не об этом будут спрашивать!". Тыкать и вопить, конечно, не стала, а набила сообщение, чувствуя себя сумасшедшей истеричкой.*

Может, это гормоны, или что-то такое? Надо провериться. А вдруг у меня рак мозга?

*Рабочее сообщение скинула, но Филу отвечать не стала, стыдливо прикрываясь вежливостью и мучаясь совестью, и принялась невозмутимо и без сомнений нагружать Харитона вещами – сначала книга, потом сумка и короткое "спасибо". И только когда отдавать стало нечего, запрокинула голову и наконец посмотрела в горбоносое лицо. Так хорошо играть, как играл парень рядом, не умела, если дело не касалось работы, и в зрачках оранжевыми искрами фонарей ещё тлела злость или ревность, и упорные уговоры и призывы к адекватности не работали. Улыбка натянула губы. Голос звучал беспечно.*

– Ваш двойник не обрезан. Но это легко исправить. *Пальцами показала "чик-чик", подумала о другом, и улыбка превратилась в мрачную усмешку. Стало как-то смешно над собственным идиотизмом, но собственная же дурь держала крепко.* С ногами не так просто. Но тоже можно попробовать. У вас есть шрамы? Приметы? *Вздохнула прерывисто, нервно заправила волосы за ухо и решила.* Ладно, у нас будет немного времени... *Вновь вздохнула и вернулась к вопросам, вглядываясь в тени на мужском лице уже спокойнее.* Гулять хочу. Пойдёмте. Мы в Коломенском. Там дальше есть длинная-длинная лестница. В овраг. *Рука погладила спинку спящей дочери, и улыбка, обращённая к Харитону, стала чуть теплее. Голова качнулась. А тема свернула к Моргане.* Спасибо. Но сейчас я её не отдам. Она проснётся, не сообразит, завопит и перепугает вас. Нет уж, я дождусь, когда она будет в настроении, начнёт строить вам глазки, кокетничать. Перед этим бывает трудно устоять.

*Говоря о дочери, улыбалась с мягкой, насмешливой нежностью. А затем всё же не удержалась, растеряв нежность, кинула взгляд в упор, почти ткнулась глазами в глаза, вскинула брови, прячась за лёгкой насмешкой.*

– Неужели, так часто спрашивают?
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "Утро".
Сейчас 23 ка́льда, 8 год эЛ, 06:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +12, дождь, ветер западный, 4 м/с.

-------
«Мы сильно наслаждаемся, лишь предвкушая. »​
 
*Москва. Коломенское. Кладбище*

*Рогнеда вновь увлеклась телефоном, сам же вновь додумал что-то о ее муже и взгляд увел. С надуманным интересом рассматривая березку, в мыслях обозвал себя малахольным придурочком или задрипанным любителем природы. Лыбу натянул, взгляд вернул, книгу забрал и сунул обратно к балалайке - делал все на автомате. Потолстевший треугольник кофра спрятал за спину, надев рюкзаком, а сумку повесил на одно плечо. Чужого "чик-чик" не испугался. Лишиться крайней плоти второй раз явно не светило, а подумать о "чик-чик" в другом ключе - не хватило мозгов. И про ноги не понял. Подзавис последним бакланом, хмуро дернув бровями.*

А что не так с ногами? Не понял. С моими? Или у двойника что-то не то?

*А Рогнеда спрашивала еще, рассказывала про лестницу, овраг. Где-то потерял мысль, что овраг Рогнеда упомянула не просто так, но отвлекся на потеплевшую улыбку, улыбнулся и сам, умиленный рассказами о Моргане-кокетке. Зыркнул на малышку, зацепил взглядом медный завиток, выбившийся из-под шапки, и вернулся к наблюдениям за Недой, не зная, как сказать, что бодренькая Моргана, наверное, могла напугать чуть сильнее спящей. И не сказал.*

Гулять хочет. А замужних за руку можно держать? В овраг, чтоб не свалилась, например. Эээ, что спрашивают?

*Потерявшись в своих планах, упустил, наверное, мысль и почувствовал себя тупарем в который раз. И что-то такое улавливалось в холодном взгляде девушки, отчего тянуло оправдываться лопухом, но предмет оправданий никак не нащупывался. Напротив - захотелось запросить оправданий или обещаний от самой Неды. И под редкий шелест дождя и листвы придвинулся ближе, стараясь спрятать своей сутулостью от капель и Рогнеду, и малышку. Моргану старался не тревожить и не касаться лишний раз, сохраняя миллиметровую дистанцию. А вот Рогнеду хотелось лапать нагло, оставить отпечатки и попасться шалявым вором. И песня, предложенная чужой мобилой, что-то такое подсказывала, а совесть ссыкливо помалкивала. Взвешивать "за" и "против" не стал. Поправил кепку, приподняв козырек, и ласково обрамил глазастое лицо своими лапами, смял длинными пальцами шоколадные волны, задел аккуратные ушки и словил дежавю.*

Уже было. Или снилось. Ну что ты смотришь так на меня, глазастая?! Как будто я тебе должен. Ты зачем замуж пошла? Я бы тебя сейчас поцеловал.

- Спрашивают что? *Аккуратную головешечку хотелось потрясти, как в детстве в предвкушении телепал под елкой нарядный коробок с подарком. Но держался на расслабончиках и улыбнулся без напряга, нависая и пялясь в как будто бы немного строгое личико.* А у вас часто спрашивают? Какого цвета глаза? *Прищурился и ткнулся в лицо совсем близко, но не касаясь носом носа.* Они разные? Не пойму.

Я тебя уведу.

*В глаза смотрел внимательно, щуро, желая поймать в них ответы и взаимность, а не оттенки. И нервяк свой выдал, судорожно сглотнув и дернув острым кадыком, при этом бережно поглаживая большими пальцами прохладные щеки и самоуверенным бараном повторяя про себя слова из песни заклинанием. Столько всяких обстоятельств было против, и даже попавшаяся в ловушку из двух взрослых малышка намекала, что все куда-то не туда идет и надо прикрутить свой борзометр, подуспокоиться и ответить на вопрос о приметах. А неподалеку обнадеживающе зазвенели колокола, и сейчас, кажется, был готов поверить в любого бога, который даст добро или хотя бы поймет и простит.*

- Поцеловать вас хочу. *Проговорил серьезно, негромко и близко-близко, почти касаясь пышных губ, цепляя своим шнобелем носик-горочку.* Можно?
 
*Москва. Коломенское. Кладбище*

*Харитон с ответом не торопился, навис, закрывая от дождя, вроде бы тёмный, как тень, но такой осязаемый. Он навис, но вовсе не давил, хотя и спокойно не было: глаза смотрели в глаза, и дыхание приходилось сдерживать, чтобы не частить. Музыка ввинтилась в ухо тревожно, резонируя с волнением внутри. Поправленная кепка будто что-то пообещала, и обещания не обманули: длинные пальцы теплом обняли доверчиво запрокинутое лицо, задели холодные уши, поймали. И показалось, будто Москва превратилась в какой-нибудь Маттерхорн, и в разреженном воздухе легко словить гипоксию. Тонкие ноздри дрогнули, втянули едва ощутимый запах ладана, и к низкому голосу в плеере добавились высокие голоса, вспомнились высокий-высокий белый свод и простой иконостас, и смысл первого вопроса ускользнул.*

Что?..

*Переспросила про себя туповато, мелко радуясь, что не спросила вслух, и вглядывалась пристально, не умея спрятать напряжённого ожидания в глазах. Чего ждёт – не понимала. Наверно, это было глупо, но ощущая чужое тепло, чувствуя на губах дыхание от слов, о поцелуях думала и при этом как бы не думала. Сама не знала, о чём думала. И беспокойный взгляд перебегал по близкому-близкому лицу, цепляя в белёсом жидком свете утра неяркие веснушки, лёгкие тени под глазами и крапинки в глазах, тёмную обводку серой радужки, трогательные нижние реснички и острые верхние. По ресницам хотелось провести пальцем. Но пальцы держала при себе. А в наушнике надрывался, изнывал и будоражил голос.*

И вот что он?.. Что?.. Чего хочет? Улыбается... Мог бы найти себе кого-то побогаче... помоложе... посвободнее... Разные...

*Губы разомкнула, почти сказала, но острый кадык дёрнулся, и пришлось отзеркалить – сглотнуть, пялясь в глаза. А в слинге тихонько вздохнула Моргана, и в душе беспомощно плакало эхо чужой боли, и самой, наверно, тоже было больно. Но мужские пальцы гладили щёки, и щекам стало жарко. А музыка била, и казалось, где-то с рельсов сошёл поезд, или кто-то перепутал стрелки, пути пересеклись, и два поезда летели в лобовое. И было поздно рвать стоп-краны. Колокольный звон наполнил гулом кладбище и поднялся к низкому небу. А Харитон неожиданно взял и сказал, чего хочет. Сказал просто, серьёзно, близко. Задай он вопрос – и было бы вовсе не то. На вопрос могла бы ответить "нет". Отказать желанию не получилось.*

– Да...

*Ответ шепнула почти беззвучно, на выдохе, вдруг оробев, чувствуя себя малолеткой на первом свидании. И вновь задела холодным носом нос, потянулась к тонким губам пересохшими губами как-то неловко, и не сразу сообразила закрыть глаза, так что зрачки держали зрачки, ловили дрожащее отражение. Но прежде чем губ коснулись губ, глаза закрылись, и холодные руки нырнули под пальто, а пальцы вцепились в чёрный свитшот на груди, собирая мягкую ткань.*
 
Статус
Закрыто для дальнейшей игры.
Верх