Остановись, путник! Заблудился? Ищешь знакомые дороги или желаешь открыть для себя нечто новое? В любом случае ты на правильном пути!

Если ты игрок, смело заходи в игру, используя данные аккаунта своего персонажа. Если же ты просто читатель, то регистрироваться вовсе не обязательно, все открытые разделы игры доступны для чтения. Если же ты новичок, желающий присоединиться к игре, то скорее подавай заявку!

Европа Рим

Сейчас: Вечер 16 а́льба, 7 год эЛ
Статус
Закрыто для дальнейшей игры.

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "Ночь".
Сейчас 1 хе́йма, 4 год эЛ, 00:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +7, ясно, ветер юго-восточный, 4 м/с.

-------
«Самая большая глупость — это делать тоже самое и надеяться на другой результат.»​
 

Артур Бишоп

Персонаж
*Частная лаборатория*

*Ночная темнота прилипла к большим арочным окнам старинного здания, лукаво подсматривая за двумя молодыми мужчинами. Холодно-белый свет электрических ламп, что крепились под высоким потолком, сегодня было решено не включать, и большое помещение освещалось несколькими настольными лампами стоящими тут и там. Так было приятнее глазам. Приготовления были в завершающей стадии, только поэтому позволил себе расслабленно сесть на высокий стул без спинки, разложить огромную и толстую книгу и рассматривать один из рисунков. Задумчиво всколыхнул жидкость в хрустальном бокале с толстыми стенками, что тут же окрасились багрянцем и желудок нервно сжался. Сглотнул тягучую слюну, пытаясь побороть тошноту, и вдохнул полной грудью, втягивая в себя пары, витающие над бокалом*

И это не помогает.

*Пальцем провел по пергаментной странице, повторяя изображенный там рисунок, как если бы рисовал его сам. Желудок опять попытался перевернуться от одной только мысли о том, что сейчас придется сделать*

Чертово ожидание доконает меня быстрее. Где он так долго?

*Уже пожалел о высказанном пожелании, неизбежно оттянув момент начала, но не прошло и мгновения, как в комнате появилось сначала тяжелое зеркало в солидной оправе, а за ним и Эдриан, неся перед собой старую конструкцию. Дойдя до хорошо освещенного пятачка, где было задумано все сделать, мужчина поставил зеркало на пол и шумно выдохнул, разминая предплечья. Опять замутило. Взгляд "младшего" перехватил недопитую жидкость в бокале и теперь оставалось только жалеть, что не выпил ее раньше.*

- Тебе лучше выпить это, сам знаешь. Будет легче.

*Залпом проглотил кроваво-красный эликсир, прикрыв глаза, и в краткий миг под веками опять появились забрызганные кровью стены, покрытые ошметками уже мертвой плоти. Немедленно открыл глаза, побыстрее цепляясь взглядом за древние страницы, испещренной витиеватым почерком, сжал зубы и сглотнул. Ком, застревая в горле, медленно покатился вниз. Излишне резко отставил бокал, подхватил книгу и приблизился к зеркалу*

- Есть другие способы. Легче. Не обязательно вот так.

Он заметил. Заметил!


*Раздражение яркой вспышкой ударило по вискам, а сердце забилось быстрее*

А теперь еще и услышал.

*Злость на слишком внимательного Эдриана и на себя, свои собственные слабости, которые так и лезли со всех щелей прошлого, захлестнула, что-то проявив во взгляде, и мужчина напротив невольно подался назад. Нужно было взять себя в руки и успокоиться*

- Нет, если я хочу выжить.

*Кивнув, Келли развернулся, оставляя открытой спину, иссушая и без того скудный запас терпения. Мысли назойливо вертелись вокруг него, изводя еще больше, хотя и так казалось, что скоро перейдет последние рубежи*

Почему он до сих пор делает это? Выжидает момент? Будто ничего не изменилось. Будто что-то могло остаться неизменным. Думает, что я поверю в то, что он остался прежним? Хватит!

*Странно, что руки не дрожали, оставляя древний том рукописи на полу у зеркала. Или когда брали низкую деревянную скамейку, потемневшую от времени. Должны были дрожать мелкой и противной дрожью, но почему-то не дрожали. Сев на скамью, получил набитый песком валик, сразу же уложив его на колени. Следующей Эдриан протянул деревянную палочку, обмотанную толстой свиной кожей в несколько слоёв, а потом принялся раскладывать инструменты прямо на полу, предварительно постелив кусок плотной ткани. Опомнившись, стянул через голову футболку, успев растрепать волосы и несколько прядей упали на лоб. Загреб их пальцами, уложив обратно, и теперь только прислушивался к происходящему за спиной*

- Готов?

*Тошнота опять подступила к горлу, и не в силах выдавить из себя ни звука, только молча кивнул, зажав палочку зубами. Свиная кожа скрипнула под острыми клыками, аромат её стал отчетливее, а вкус тут же накинулся на рецепторы, повысив на порядок слюноотделение*

- Тогда начнем.
 
*Частная лаборатория*

Сраное зеркало. Килограмм сто, не меньше. Если не больше. Что он собрался в нем смотреть? Руки обрываются.

*И все же тащил. А как не тащить, если ему понадобилось зеркало? Фиг с ним с этим зеркалом. Можно подумать, что впервой тяжести таскать. Ввалился в комнату вместе с ношей - Артур сидел застывшим во времени изваянием. Сколько его видел, он всегда мало двигался, часами мог не менять позу. А если был увлечен чем-то...*

Не пьет. Нервничает? Оно и понятно. Кто бы не нервничал? Вообще не понимаю зачем ему это, да еще и так. Есть же столько способов. Но нет, будет делать по-своему. В кого он пошел этой своей ослиной упрямостью?

- Тебе лучше выпить это, сам знаешь. Будет легче.

Лучше было бы молчать мне. Он сам все знает. Только психовать начнет. Буду молчать. Как он.

*Прислушивался к его сердцу по привычке, стараясь угадать, угодить, быть полезным. Все равно слышно, так почему нет? Преимущества надо использовать, вот и все. От слуха не укрылось, как ритм сделал скачок, выдавая нервозность, которую уже можно было разливать в стаканы и наслаждаться ее выдержанной и колючей терпкостью*

- Есть другие способы. Легче.

Проще.

- Не обязательно вот так.

*Непроизвольно дернулся назад от обжегшего холодом взгляда и тут же об этом пожалел. Слишком свежи были воспоминания у обоих, но теперь все - он увидел страх и ни к чему хорошему это не приведет*

Срань.

*И сам хлебнул передающейся как зараза по ветру нервозности, и предпочел развернуться спиной, едва получив ответ*

Срань! Выпить бы.

*Теперь старался успокоиться и поменьше думать. Затылок зудел, как разворошенный осиный улей, наверняка Арт уставился. Почему-то было ощущение, что он видит насквозь, с легкостью читает каждую скверную мыслишку, что то и дело выдавала хозяина с головой, ставила скользкий путь*

Сраные ученые мозги. Никогда не привыкну. Чего-то покрепче бы. И ему табаком подышать. У него есть с собой? У Сирены точно есть про запас. Успокоиться как-то бы. Если вспыхнет, фиг потом остановишь. И так все время... Меньше думай, больше делай. Где нож? А придется еще по старинке, иглой. Срань. Любись оно козой.

*Принялся возиться и раскладывать инструменты, изредка бросая взгляды на прямую спину Арта, застывшего перед зеркалом. Подготовка и скупые движения под стать сидящему спиной вампиру само собой немного успокоили. Проверил остроту наточенного ножа, подвинул поближе флакончик с чернилами, неглубокую миску для этих же чернил, притянул раскрытую книгу с рисунком*

Я когда-то уже делал это. Ничего такого, справлюсь как-нибудь. И он справится. Как иначе? Конец света был, свет не кончился. Какой смысл теперь жаловаться?

- Готов?

*В ответ тишина и кивок. Сердце едва ускорило ритм, свое тоже не осталось равнодушным и забилось чаще. Нож перекочевал в руки. Примерился к спине*

Срань Господня, как я это делал тогда? Где начинать? Здесь? Или ниже? Сраная книга. Сраный Бишоп со сраными татуировками.

- Тогда начнем.

*Для уверенности в расположении будущей татуировки коснулся рукой спины, примериваясь, где делать первый надрез. Нужно было пройтись по внешнему контуру будущего рисунка, чтобы омыть спину кровью*

Сраный упрямец. И я дурак, что на это согласился. Когда уже начнешь искать пути полегче?

*Из надреза просочилась первая кровь, клыки удлинились, рот залило слюной, едва только сладкий аромат успел проникнуть в ноздри. Приходилось прикладывать немало усилий, чтобы удерживать концентрацию на лезвии ножа, который то и дело чертил на бледной коже кровавый трафарет*

Нужно напиться, а то я так долго не выдержу.

*Продолжил делать надрезы, продлевая контур будущего рисунка, а мысли все больше отдалялись, вертясь вокруг навязчивого запаха. Вожделенный нектар был так близко… Руки были покрыты им, а ритуальный нож продолжал добывать его из-под кожи. Достаточно облизать пальцы, чтобы снова ощутить вкус его крови. Никто и не заметит. Рука дрогнула*

Срань!

*Вскочил на ноги, не гнушаясь пользоваться ускорением, только бы за одно мгновение оказаться как можно дальше от Артура и его проклятой крови. Кинулся к одному из лабораторных холодильников, там всегда была припасена кровь для перекуса, так и не выпустив нож из рук. Жажда обуяла настолько, что весь огромный и многогранный мир сжался до пространства в несколько метров. В одном конце существования громыхало сердце Арта, перекачивая драгоценную, пьянящую одним своим запахом эссенцию, а в другом – лежали аккуратно сложенные пакеты с кровью. Рукой, свободной от ножа, схватил верхний пакет и тут же прокусил его, делая большой глоток. Пространство наполнилось другими звуками и запахами и многократно возросло в размерах, дверка холодильника захлопнулась с мягким хлопком, но стук сердца и пряный запах бишопской крови все равно брал верх над остальным*

Срань. Мы только начали. Надо бы поставить кровь рядом, в стакане. Будет пахнуть – будет отвлекать. Иначе я чокнусь.

*Где-то наверняка были и чистые бокалы, но для задуманного подошел и тот стеклянный кубок, из которого пил ранее Бишоп. Вылил туда оставшуюся в пакете кровь и избавился от упаковки. С бокалом в одной руке и ножом в другой, вернулся обратно к Артуру, не глядя ни на его отражение в зеркале, ни на свое*

- Ну, я продолжу.
 

Артур Бишоп

Персонаж
*Частная лаборатория*

- Тогда начнем.


*Ожидание стало практически осязаемым. Ожидание подвоха, удара в спину. Если нож погрузится по самую рукоять, то это станет достойным ответом на большинство чаяний, перемежаемых страхами, слабостями и надеждами. Но места для надежд не было, и тела коснулись только холодные пальцы, а затем нож сделал первый надрез. Едва удержал не то разочарованный, не то облегченный вздох, только сильнее упер локти в песочный валик на коленях. В зеркало смотреть откровенно боялся*

Что я там увижу? Его готовность? Или осуждение за то, что было сделано? Почему бы ему просто не наброситься сейчас и не покончить со всем одним ударом?

*Раны саднили больше из-за материала, из которого был сделан нож, и того заряда колдовства, что его опутывал, но настоящей боли пока не было. Алхимические стихи всегда были витиеваты и на первый взгляд совсем не о том, но именно так во времена, когда всех отличающихся сжигали, вешали, казнили, пытали и запугивали Святой Инквизицией, зашифровывали тайное, оставляя их на виду у всех. Сложно было привыкнуть к этому, часто казалось, что не хватает опыта, с другой стороны, алхимия отжила свое, оставив большое наследие по себе, и будущее теперь видел за ее наследницей – биохимией. Но стихи, описывающие этот ритуал, легко цитировались по памяти*

Залили воды весь земной простор,
Брегов былых смывая очертанья.
И форм былых, и прежнего сознанья,
И память о высоких склонах гор.
В предвечных водах тонет неба взор –
Принесено великое закланье.

И попробуй догадайся без подготовки и исследований, что чертов «мудрец» хотел, чтобы место нанесения тайных знаков омыли кровью. «Память о высоких склонах гор», кто из современников смог бы распознать в этих словах высокий уровень владения магическим искусством?

И завершив Великое Деянье,
Из мрака ночи к свету он восстал
Свидетелем священного венчанья.

Нужно успеть до утра, иначе все зря. «Священное венчанье»…


*Успел отвлечься и потонуть мыслями в собственных размышлениях, связанных с ритуалом, оказавшись неготовым к тому, что Эдриан кинется прочь. Если раньше думал, что с облегчением подставится под удар ножа, то сейчас угрожающе ощерился отражению Риана, хотя тот похоже был слишком занят добыванием крови из пакета и не заметил*

Потому что одним ударом со мной не покончишь. Я – хищник и буду защищаться до последнего удара сердца, а не позволю себя убить, как закланного агнца. Поэтому он не нападает сейчас. Но после… После я буду слишком слаб, чтобы защищаться. Да и чем я буду защищаться? Будет ли мне что ему противопоставить?

*Боролся со своей натурой, заставляя себя неподвижно сидеть на скамейке, разве что от злости и грядущей беспомощности сильнее сжал палочку во рту. Все еще с застывшим на лице оскалом наблюдал, как Риан вернулся с бокалом крови, очевидно пытаясь перебить запах той, которую пить нельзя*

Пока нельзя.

*Бокал со звонким стуком опустился на пол рядом с Эдрианом – так и продолжал наблюдать за отражениями, а вот едва сдержавшийся вампир не смотрел. Ему, видать, было, что скрыть в опущенном взгляде. И все же позволил продолжить ритуал, не сделав ничего, чтобы могло ему помешать*

Что-то во мне есть от самоубийцы.

*Воспоминание о крови на стенах опять вернулось, но в этот раз вызывало не приступы тошноты, но ярость. Пока еще тлеющую неяркими углями, но готовую разгореться от любого движения, самого слабого дуновения. Разгореться и сжечь всех. Их. Себя. Особенно себя*

*Закончив с контуром, Эд молча отложил нож, налил чернила в плошку, так и не вытерев руки от испачкавшей его крови*

Вот сейчас будет больно.

*И боль пришла. Сразу же, как до этого немногословный вампир принялся шептать себе под нос словесные формулы ритуала. Это уже не был драматический тенор Эдриана, нет. Он слышался демонической совокупностью чужих голосов. Мужские, женские и детские, высокие и низкие, спокойные и алчущие крови – все они набросились разом, заковав корпус в невидимую сбрую. Теперь ни за что не смог бы выбраться или хотя бы сдвинуться на миллиметр. По иронии руки, ноги и голова оставались свободными, но сделать ничего бы не смог, даже когда игла впервые коснулась и вошла под кожу раскаленным железом*

*Поначалу мог терпеть молча, пока чернила еще не успели разлиться под кожей огненным пеклом. Но чем больше их было, тем сложнее было сдерживаться. Вздохи вот-вот грозили превратиться в полноценные стоны, боль исказила черты лица до неузнаваемости, а глаза смотрели, но не видели ничего, кроме языков пламени. И только шепот голосов клятвенно обещал, что этот ад не закончится никогда*
 
*Частная лаборатория*

*Осмотрел проделанное, после того, как с первым этапом было покончено. Нигде не было лишнего надреза, все линии ложились в общий рисунок, нигде не выбившись больше, чем на полсантиметра. Убедился, что кожа внутри трафарета вся покрыта кровью и нигде нет светлых проплешин*

Хорошо, не нужно будет поправлять. Теперь налить чернила.

*Чернила сварил сам Артур. Все что касалось химикатов в любом их виде, он старался делать сам. Ингредиенты были простейшие: корни, травки, соли. Кажется в состав даже входила освященная в церкви вода. Это, наверное, добыл Георг. То есть сами по себе ингредиенты не могли никому навредить. Даже если бы кому-то пришло в голову намазаться ими, или, упаси Господь, выпить, то особого вреда этот кто-то себе не нанес, разве что испачкался. Суть была в другом. Нужно правильно выбрать время, подобрать состав «чернил» под конкретного человека, учитывая все мелочи вроде характера, рода занятий, года рождения и даже камня-покровителя, тогда пройти очищение, что только что было успешно сделано и, произнося заклинание, нанести татуировку. Расскажи кому-то – покрутят пальцем у виска и назовут не только шарлатаном, но и идиотом. Никакого тебе научного подхода, как привык Артур*

И все-таки он выбрал именно этот ритуал. А за этот выбор мы платим оба.

*В доказательство своих мыслей, прежде чем перейти ко второй стадии, выпил всю кровь из кубка рядом, чтобы избавиться от зова Артуровой крови. Напряжение немного спало на фоне полного насыщения, но знал, что стоит только дать слабину и снова придется убегать в другой конец лаборатории, чтобы не наброситься*

А если бы он не был вампиром, было бы очищение другим? Что делать с оборотнями? Выщипывать им шерсть пинцетом? А маги? Джины? Ерунда какая-то. Пора приступать.

*Нехотя взялся за инструмент, принимаясь шептать заклинание или «словесные формулы», как называл их Арт, и тут же показалось, что изменился даже воздух. Поначалу даже испугался, что опять поддается запаху крови, настолько были схожи ощущения на первых порах. Внешний мир как обрезало. Будто кто-то надел стеклянный колпак на них двоих, отсекая прочие звуки и запахи. Даже звучание собственного голоса немного изменилось, у него появилось эхо или что-то очень на это похожее. А еще Арт. Что-то с ним происходило, но ломаный грош не поставил бы на то, что понимает все правильно, чтобы описать. Было ясно одно, ему было больно*

И эту боль доставляю ему я.

*Сначала он задерживал дыхание, каждый раз, когда колол его иглой. До этого резал ему кожу ножом, но этот гордец только крепче стискивал зубы, вот и вся его реакция. Затем задержки дыхания превратились в едва слышные вздохи. Еще не смертельно, хотя и поразительно, учитывая его характер. Но теперь, когда дошел только до трети рисунка, он начал стонать. Стонать от боли. Не мог сказать, что знает Бишопа очень хорошо, как себя, но видимо боль была действительно сильная, раз его больше не заботило то, что он будет выглядеть слабым. А он выглядел. Слабым и бессильным от пыток*

И пытаю его я. Не кто-то другой.

*Побыстрее избавился от этой мысли и это далось с удивительной легкостью. Чтения заклинания вводило в какой-то своеобразный транс. Игла макалась в чернила с удивительным постоянством, рука не дрогнула еще ни разу, а кровь Бишопа понемногу теряла свою привлекательность и власть над рассудком*

Значит это действительно работает? И когда я закончу, он не только потеряет магию, но и сможет войти в ту крипту?

*Продолжил шептать под нос магические слова, но задержал руку с иглой, прежде оглядывая Артура, чтобы понять его состояние. Спина оставалась неестественно ровной, словно кто-то удерживал его, но руки дрожали, плотно сжатые в кулак. Костяшки пальцев побелели, а из одного кулака сочилась кровь, видимо проткнул кожу ногтями. Всего этого Арт уже не замечал, он был не в себе, хотя глаза были открыты. Ритуал не просто лишал его магии, он выжигал ее. Выжигал настолько, что горела и сущность вампира, пусть не дотла, но это и не было целью ритуала. Нужно было только обмануть защитные чары и больше ничего. Глядя на Артура, из уголка губ которого повисла нить слюны, а сам он представлял собой печальное зрелище, пародию на прежнего себя, не уверен, что цена не была слишком высока. И только сейчас в голову пришла мысль, что цель этого ритуала не только способ обмануть чары, но и искупление*

За то, что ты с ними сделал, ты назначил себе это искупление.

*Это не было справедливым, по отношению к ним, он не смоет с себя этим грехи перед ними, но накажет себя. И не раз. В этом был весь Артур. Никто не должен уйти безнаказанным. Осознание всего этого помогло продолжить работу, легче относиться к тому, что делал*

Но за что ты наказываешь сейчас меня? За то что тогда я был на твоей стороне?

*Когда саламандра заключенная в философское яйцо и охваченная внутри него огнем была закончена, Арт, похоже, потерял сознание, а когда были произнесены последние слова, тело безвольно упало, точно марионетке кто-то обрезал ниточки. Вряд ли это имело значение в нынешнем состоянии Бишопа, но его голову поймать успел*

Если в ней есть мозги, то сотрясения не будет.

*Отставил иглу, освободив, наконец, руки и критически оглядел бессознательного вампира*

Сильно сомневаюсь, что они есть, раз ты заставил меня сделать с собой такое. Нужно перевернуть тебя на живот. Спине и так досталось.

*Это и сделал. Убрал мешающие скамейку и валик с песком, на который раньше опирался Артур. Разжал ему зубы и вытащил изо рта деревянную палочку – кожа была знатно прокусана. Приподнял верхнюю губу, осматривая удлинившиеся вампирские клыки*

Нужна кровь. Свежая. Позвоню Марии. Будет зол, но идет он к дьяволу со своей злостью.

*Несмотря на хваленную регенерацию вампира, раны на спине еще кровоточили, и не только по контурам татуировки, но и внутри нее. Еще раз осмотрел свою работу, неодобрительно качая головой*

Кому в здравом уме придет обозначит яйцо, хоть и философское, гробом? Больные люди. И как мне взять кровь у Марии, не рассказывая ей зачем? Не шантажом же? Что у меня на нее есть?

*После пяти минут уговоров, женщину удалось уговорить прийти и не поднимать при этом слишком много шума. Через полчаса ее кровь уже была в вымытом бокале, а бокал стоял перед Артуром, но в сознание он так и не пришел. Еще через час в лаборатории не осталось и следа от проделанного в ней ритуала, перед вампиром лежала початая пачка Ротманс и электрическая зажигалка, но тот так и остался без сознания*

Срань Господня, мне нужно выпить. Здесь есть что-нибудь кроме спирта?
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "Утро".
Сейчас 1 хе́йма, 4 год эЛ, 06:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +3, легкий дождь, ветер восточный, 1 м/с.

-------
«Знающий людей благоразумен. Знающий себя просвещен. »​
 

Артур Бишоп

Персонаж
*Частная лаборатория*

*Впервые за долгое время тьма не слушалась. Клубилась у ног, вздымалась к торсу, но вела себя будто чужая. Протянул к ней руку, но она не потянулась навстречу, как раньше, точно оглохла и не слушала мысленных слов. Пытался погрузиться в неё с головой, чтобы вдохнуть, насытиться ею, но она начала таять. Это внушало немалое беспокойство, ведь тьма была основой всего, что знал, но та только редела под солнечными лучами*

Откуда они взялись?

*Солнца не было видно, да и неба не было, только лучи, падающие на тьму из ниоткуда. Солнечный свет излучал тепло, приятно согревая тело. Подставил под него руки, лицо. Лучи странным образом ожили, изогнулись живыми ивовыми прутьями, сложившись в венец, который мягко опустился на голову. Ни с чем несравнимое ощущение легкости. А потом спина начала гореть. Старые сказки о вампирах ожили и вдруг сам оказался героем повести, сгорая на солнечном свету. Было так нестерпимо больно, что хотелось кричать. Открыл рот, но не услышал собственного голоса, хотя лёгкие надрывались. Попытался убежать от света, сорвать с себя венец, и когда наконец получилось это сделать, всё вдруг изменилось. Свет исчез, как и клубящаяся тьма, только темнота вокруг и манящий запах. Пахло корицей, глазурью и кофе. Вдохнул еще раз. Запахи пробудили аппетит. Зверский аппетит. Запахи хотелось выпить. Инстинктивно открыл глаза – веки были тяжелыми, но не неподъемными. Сначала не понял, где находится, но и это было не главным. Сначала нужно было покончить с жаждой. Шевельнулся, поднимаясь на руках, кто-то хлестнул плеткой по спине и удар разлился огнем по плечам, хребту, расползаясь пламенным пятном на ребра*

Пить.

*Дотянулся до стеклянного бокала, пожирая его взглядом, и припал губами к кромке, делая большие глотки остро пахнущей крови. Знакомой крови. Исцеляющей крови. Она так быстро закончилась, а хотелось еще и еще, но сколько не шарил взглядом, ничего не находил. Зато нашел пачку длинных Ротманс, зажигалку и пристально смотрящего вампира*

- С возвращением.

Откуда?


*Память неспеша возвращалась, лениво открывая одно воспоминание за другим. Потер язык о небо, облизал изнутри зубы, глотая последние капельки крови. Оставил бокал в сторону, накрыл сигареты рукой, одновременно подтягивая их к себе, и стараясь сесть как-то так, чтобы не беспокоить спину. Закурил, все еще приходя в себя. Сигаретный дым вытеснил приятное послевкусие от крови, слюна прогоркла и стала вязкой*

Значит все закончилось. Получилось?

*Впервые обратил внимание внутрь себя – кровь текла спокойно. Слишком спокойно. Можно даже сказать безразлично ко всему. Раньше она вела себя по-другому, бурля и истекая магией*

Значит это точно получилось. А остальное?

*Поднял взор к Риану, сделал еще одну долгую затяжку, а потом спросил, не узнавая свой собственный голос, сделавшийся каким-то чужим и скрипучим*

- Что ты чувствовал? Расскажи, как помнишь. Ощущени, не то, что делал.

*Пауза. Несколько секунд Эдриан собирался с мыслями, потом заговорил, вычленив из своих воспоминаний самое ценное*

- Пока читал песнь, у моего голоса было эхо. А еще что-то руководило мной. Наверное. Не знаю как сказать. Рука не уставала. Я знал как держать руку, чтобы она не дрожала, макал иглу в чернила с одинаковыми интервалами... Ну знаешь, будто я этим на жизнь зарабатываю и ко всему стал привычен. Потом и аромат твоей крови притупился.

*Риан замолчал, выжидая, давал время обдумать свои слова. Задумчиво кивнул ему, анализируя и сопоставляя то, что он сказал с закланием, описанным в ритуале. Особенной уверенности не было, но магии не чувствовалось, а вампира «вело» во время заклания, и значит можно было надеяться, что все сработало как надо*

- А купол? Кокон? Такое ощущение…

*Вампир кивнул, не дав продолжить объяснения. Видимо и это тоже присутствовало. Пока больше ничего не мог вспомнить навскидку, мысли все еще были несколько затуманены. Выглянул в окно – на улице было пасмурно, шел дождь, но рассвет уже вступил в свои права и наступило утро. Кончик сигареты едва слышно зашипел от новой затяжки. Прикрыл глаза, неспешно выдохнул дым носом, давая себе еще немного времени, перед тем как придется собираться*

- На сколько назначено у Фиорелли?

- К трем.

*Приоткрыл веки, бездумным взглядом уставился на тлеющий кончик почти скуренной сигареты – Эдриан терпеливо ждал, не нарушая тишину. Только сейчас осознал, что жив после ритуала, но ни радости, ни сожаления по этому поводу не было*

Жизнь просто продолжается. Нужно собираться к Фиорелли.

- Все здесь?

*Вампир кивнул и встал со стула, направляясь за необходимыми вещами. Последнюю затяжку можно было сделать в полном одиночестве*
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "День".
Сейчас 1 хе́йма, 4 год эЛ, 12:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +9, легкий дождь, ветер северо-западный, 5 м/с.

-------
«То, что нас не убивает, делает нас сильнее.»​
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "Утро".
Сейчас 4 хе́йма, 4 год эЛ, 06:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +9, ясно, ветер юго-восточный, 3 м/с.

-------
«Реальность такова, что по-настоящему неотложных дел не существует.»​
 

Артур Бишоп

Персонаж
**1 хейма, 4 год эЛ. День.**

*Базилика Сан-Карло-аль-Корсо*

*Перед тем как наносить грим, оделся, но накидку и шапочку надевать не стал. Вместо этого надел защитную пелерину, как в парикмахерских, чтобы не испачкать одеяние. Консилер, основа, хайлайтер, тональные крема разных консистенций... С уверенностью мог бы посоперничать на конкурсе визажа с каким-нибудь именитым мастером, хоть в создании образа, хоть в скорости нанесения грима. Перед зеркалом, как обычно, стояли несколько фото того, в кого было необходимо превратиться. Сегодня это был Георг Бишоп, собственный отец. За всем процессом следил Эдриан, его личный помощник, который знал о «цели» все, был его доверенным лицом и представителем, если того требовали обстоятельства. Кому как не ему знать, каждую деталь его внешнего вида?*

- Ну? Что скажешь?

*Придирчивый взгляд ассистента прошелся по внешности, затем ему понадобилось одна из фотографий, которую он взял со стола для сравнения. Зеленые бесстрастные глаза поочерёдно перемещались с фото на внешность, в процессе было поправлено несколько волосинок, выбившихся из причёски, но Риан пока не выглядел довольным*

- Морщина. Вот здесь. Недостаточно выразительна?

*В голосе помощника послышалось сомнение, как случалось всякий раз, когда он затруднялся облечь свои мысли в правильно подобранные слова. Теперь уже сам развернулся к зеркалу, забрав фото из рук Риана, и пригляделся к изъяну внимательнее*

Хм-м-м. Он прав.

*Устранив недостаток, снова обратился к Эдриану за помощью, но на этот раз его все устроило, и он только наложил сверху иллюзию, "спрятав" сам факт нанесения грима. Теперь даже внимательный наблюдатель не заметит подвоха*

*В роли Георга Бишопа*

*Салон автомобиля, что следовал на празднество Фиорелли, пах дорогой кожей. Этот запах струился рядом, то и дело цепляя недавние воспоминания, и возвращал недавно ощущаемый привкус кожи на язык. Незажившая спина сочилась прозрачной сукровицей, что впитывалась в повязку на спине, и тоже напоминала про зверский обряд нанесения татуировки. Вампирская регенерация пасовала перед магическими ритуалами и теперь в самом деле чувствовал себя практически обычным человеком, не имеющим никакого набора суперспособностей. Пытаясь отвлечься от раны, что с помощью боли и страдания, вырисовывала на спине узор татуировки, возвращался мыслями к еще одной церемонии, что предстояло провести*

Семейство Фиорелли ослабло, после смерти Сесилио. Он был хорошим патриархом и все же… Кто может поручиться, что умер он своей смертью? И кому она принесет больше всех выгоды?

*В зеркало заднего вида поймал взгляд Эдриана, прислушался к его пульсу, сосредоточившись на нем, чтобы сосчитать. Если бы знал его не так долго, вполне допустил бы что водитель спокоен*

И все-таки он напряжен.

*Спросить вслух о слежке было немыслимо, но Риан, каким-то образом понял о желании несмотря на то, что сам же укрыл ментальным щитом, и поочередно посмотрел в другие зеркала, затем отрицательно махнул головой*

Значит не заметил.

*Во внимательности помощнику отказывать не приходилось, но опыт подсказывал, что лучше оставить небольшой шанс на то, что преследователи очень хороши, поэтому их пока не заметили. Тем временем, машина свернула на виа дель Корсо. Брендовые магазины здесь чудесным образом соседствовали с титулярными церквями и базиликами. Даже непрезентабельная площадь Сан Лоренцо с кафешками, нарядившимися в ободранные фасады и примитивные граффити, такими же жилыми домами, обвешанными бельевыми веревками, умудрилась протесниться к пафосным зданиями старого Рима. Эту часть города в 90-х годах 19 века захватила промышленная революция, которая никогда не ведала жалости к историческим постройкам. Именно тогда появилось два завода, которые добавили эту «изюминку», в свое время всполошившую аристократов, объявившими своим девизом фразу «Благородному сеньору пристало находиться в Сан-Лоренцо только в одном случае – после смерти». И до сих пор, туристов, забредших в этот уголок в поисках базилики Сан Лоренцо Фуори-ле-Мура 15 века, шокировал вид площади и зданий. Не все понимали и принимали внешний вид и дух квартала, лишенный лоска, но кардиналу он нравился своим бунтарским духом, что напрочь выбивался из прилизанных памяток римской архитектуры*

Мне... тоже нравится.

*Дальше каноничные строения выстроились в ряд, став достойными стражами на пути к «отцовской» базилике, построенной в честь святых Амвросия и Карло Борромео – видного деятеля времен Контрреформации, - спроектированной самим Пьетро да Кортона еще в 1668 году. Барочный стиль фасада был очень распространен в Риме середины 17 века. Вытянутый вверх антаблемент с широким фризом, по которому шла надпись на латыни, зрительно увеличивал постройку, придавая легкость тяжеловесности барочных элементов декора и выделяя базилику среди строений всей виа дель Корсо. Интерьер церкви – пиршество барочного излишества. Золото, красный и желтый мрамор, образы, переданные известными мастерами живописи Рима. Все здесь вещало о власти и богатстве до сих времен. Именно это хотело подчеркнуть семейство Фиорелли, лишившееся патрона, заручившись поддержкой кардинала, и окрестив своего наследника именно тут. «Мы все еще богаты. Нас не так просто убить. Лишить нас могущества невозможно.» На святой мессе будут присутствовать все, будь то враги или друзья. Все должны засвидетельствовать силу или слабость семейства, чтобы затем вознести его или низвергнуть в пучину забытья*

*Напряжение от предстоящего нашло свое выражение в безупречной осанке, что выдавала нервозность «кардинала». Следовало опираться на спиной на сидение, но из-за недавнего ритуала прислоняться к чему бы то ни было, было попросту невозможно*

Да и тут меня видит всего лишь Риан.

*Но даже маленькое несоответствие роли вносило долю сумятицы в мысли и действия. Когда машина остановилась, не спешил выходить, дожидаясь пока водитель распахнет дверцу. Выбрался из салона, тайком полируя пальцем самоцветный камень кардинальського перстня, со всем достоинством прошествовал внутрь базилики, благосклонно кивая приветствующим «кардинала» прихожанам по пути. Красные одежды возвестили о присутствии Князя Церкви не хуже герольдов прошлых времен, и через минуту вокруг уже образовалась небольшая очередь из тех, кому требовались советы и рекомендации Георга. Эдриан немного отстал, забрав на себя часть внимания, уже раздавая указания, как личный ассистент кардинала-пресвитера Георга Бишопа, но сомневаться о том, что он контролирует каждый взгляд и жест, готовый прийти на помощь в случае необходимости, не приходилось*
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "День".
Сейчас 4 хе́йма, 4 год эЛ, 12:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +18, ясно, ветер юго-восточный, 5 м/с.

-------
«Человек, кто бы он ни был, не способен пойти превыше знания себя в своем постижении других.»​
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "Утро".
Сейчас 6 хе́йма, 4 год эЛ, 06:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +5, легкий дождь, ветер северо-западный, 4 м/с.

-------
«Если в первый момент идея не кажется абсурдной, она безнадёжна.»​
 

Артур Бишоп

Персонаж
**1 хейма, 4 год эЛ. День.**

*Базилика Сан-Карло-аль-Корсо*

*В роли Георга Бишопа*

*Затылок обжигало холодом. В величественной базилике практически все было из камня и даже в летний зной здесь царила приятная прохлада, но с температурой воздуха эти ощущения не были связаны. Не имел возможности посмотреть кому обязан столь пристальным вниманием, и хоть ощущал себе мухой на лабораторном стекле, все так же исполнял роль Георга, надеясь, что никто из присутствующих не заметит подмены. Суматоха подготовки в какой-то степени была приятна, позволяя отвлечь внимание от прилипших к спине пропитанных сукровицей бинтов и той надоедливой боли, которую они в результате причиняли. В толпе мелькнуло лицо Мэта, мимо воли принялся отыскивать приятеля, но вместо этого наткнулся на хищный профиль другого наблюдателя. Взгляд предательски зацепился за неприятную персону, и прежде, чем успел направить его на кого-то из прихожан, получил предупредительно-вежливый кивок. Все было в этом приветствии. Скрытая за натянутой улыбкой угроза шипела словно змея в траве: «Мы наблюдаем за тобой».

- Беконы.

*Исключительно английское название полисменов тихим голосом Келли из-за спины раздалось неожиданно – помощник обошел сбоку, в руках удерживая какую-то папку, кажется, со схемой рассадки мест, а неподалеку крутился в ожидании организатор праздника. Видимо Риан улучил момент, чтобы перекинуться парой слов, не привлекая к себе внимания. Вернув наблюдающему полный почтения и достоинства кивок, уткнулся в поднесенную папку, быстро пробегая текст глазами. Множество знакомых фамилий и имен бросались в глаза, более или менее обрисовывая расстановку фигур на шахматной доске. Друзья, враги, статисты – каждому было отведено место в часовне согласно его социальному статусу, рангу среди местных авторитетов и близости к семье. Себе сегодня отводил роль ферзя, готовящегося произвести неожиданную рокировку. Все для защиты королевы и своих собственных планов*

А вот и королева.

*Еще не увидел ее, но приторно-сладкий запах духов возвестил о прибытии Доменики Фиорелли. Вся в черном, носящая траур по ушедшему мужу, женщина оставалась красивой, и возраст ни капли не портил ее. Исполненный благочестия и покорности перед Господом и судьбой поклон был наполнен и грацией, и необычайной силой воли. Склоненная голова, шепчущие просьбу о благословении губы – уверен, будь рядом талантливый художник, он непременно срисовал бы с нее скорбящую Мадонну. За ее спиной, как всегда, слышались шепотки, после смерти главы семейства зазвучавшие громче, но, казалось, женщину это мало заботит. Прилежно поцеловав кардинальский перстень, выданный Георгу на последней консистории, женщина с благодарностью задержалась, выслушивая слова поддержки. Накрыл ее руку своей рукой, не скрывая этот жест от собравшихся зевак, чтобы злой шепот ненадолго приутих рядом с вдовой, постепенно теряющей свою власть*

- Дарио не станет проблемой?

- Пф-ф-ф, Дарио? *Взгляд женщины перестал источать свойственную многим итальянкам притворную покорность, а молнии в оливковых глазах подсказали кто в действительности возложил заботы о семье на свои плечи* Он способен только хорошо выглядеть и пить кофе.

*Резкость слов и тона матери ни в коей мере не значило, что она на любит Дарио, но власть должна перейти старшему сыну, а кто знает лучше, что значит «долг семье», если не итальянка? Аллесандро должен возглавить семью, а Дарио должен быть всеобщим любимцем и доверенным лицом брата. И ничто этого не изменит. Каждый знал свое место, каждый играл свою роль в фамильных делах, неся процветание не только семейному бизнесу, партнерам, но и всему региону. В противном случае не только Рим, но вся Италия захлебнулась бы в кровавых распрях, если бы каждый делал, что хотел, забыв о том, что должен делать. Баланс сил стал особенно шаток, после несвоевременной смерти Сесилио Фиоррелли*

После вполне естественной с виду смерти, к обстоятельствам которой сложно придраться.

*Кажущаяся естественность кончины патрона порождала слухи и те самые шепотки, верными слугами следующие за вдовой Фиорелли. Никто не верил, что Сесилио умер своей смертью. Скорее уж тот, кто ему помог умереть, был удачливым сыном собаки, раз смог провернуть это так гладко. Многие знали, кому эта смерть была выгоднее всех. Более того, он и сейчас присутствовал в базилике, но в ладный узор интриг нагло влезла еще одна крупная фигура, не дававшая теперь покоя. Взгляд переметнулся к ранее случайно выхваченному из толпы профилю хищника, оценивая его, пока тот был увлечен беседой. Хорошо скроенный костюм из дорогой ткани отлично сидел на не самой стандартной фигуре, скрывая не только недостатки, но и преуменьшая гору мышц хозяина. И только наметанный взгляд позволял распознать в нем тяжеловесного атлета. Это вводило в заблуждение. Обычно кроме силы ждешь от таких людей или непроходимой тупости, делающей из человека пешку в чьих-то руках, или неконтролируемого взрывного характера, что, впрочем, тоже определяет низкую ценность как фигуры на доске. Однако сейчас достаточно было посмотреть на движение людских масс вокруг незнакомца, чтобы отвергнуть эти два желаемых варианта. Так овцы ходят вокруг защищающего их волкодава – опасливо и осторожно, избегая прямых взглядов, но непременно рядом, чтобы не пасть жертвой волчьих клыков*

- Этот человек…

*Вдова проследила за взглядом, оценивая интересующую особь по каким-то своим критериям. Выражение лица ее почти не изменилось, но вся она как будто напряглась. Качнула головой, отрицая знакомство с ним, и поспешила закончить беседу. Больше слов для объяснений не понадобилось, ведь каждый и без того знал свою роль. Доменика Фиорелли выяснит что за гость заявился на праздник без приглашения, когда семья как никогда близка к краху, почему вокруг гостя находятся, как противники, так и союзники, а самое главное, откуда ее сын знает его, если он сейчас здоровается с ним за руку на виду у всех*

Определенно, мне это не нравится.

*Вокруг что-то намечалось и не было ощущения подконтрольности происходящего, хотя еще минутой ранее все было достаточно предсказуемо*

– Ваше Высокопреосвященство?

*Не сразу понял, что обращение по отцовскому церковному титулу адресуется никому другому, а себе, и несколько замешкался, прежде чем ответить*

- Все готово для таинства.

*Бегло оглянув зал, не смог бы сказать того же и про людей. Базилика гудела пчелиным ульем, собравшиеся еще расхаживали между группками, здороваясь, выказывая почтение или пренебрежение, общаясь друг с другом. И прежде, чем развернуться к ним спиной, хотелось понаблюдать за ними, чтобы уловить тайные знаки толпы, понять и предсказать их поведение, разгадать из скрытые мотивы. Впервые почувствовал себя в невыгодном положении, сейчас предпочтя оказаться в стороне от происходящего, но было слишком поздно для каких-то изменений*

- Тогда начнем.
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "День".
Сейчас 6 хе́йма, 4 год эЛ, 12:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +10, ясно, ветер северо-западный, 2 м/с.

-------
«Смелые мысли играют роль передовых шашек в игре; они гибнут, но обеспечивают победу. »​
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "Ночь".
Сейчас 7 хе́йма, 4 год эЛ, 00:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +6, сильный дождь, ветер северо-западный, 9 м/с.

-------
«Cчастье — это и есть путь.»​
 

Артур Бишоп

Персонаж
**4 хейма, 4 год эЛ. День.**

*Базилика Сан-Карло-аль-Корсо*

*В роли Георга Бишопа*

*Толпа угомонилась. Католики – крайне дисциплинированный люд, если дело проходит в церкви в присутствии священника. Даже если минуту назад это место напоминало серпентарий, сейчас злейшие враги сидели плечом к плечу, готовясь молиться искренне, как в последний раз. Такова природа католиков старой Европы. Выйдя из базилики, они без зазрения совести продолжат старые свары, но не сейчас. Ведь неизвестно будет ли у тебя время помолиться, дадут ли тебе шанс исповедаться перед тем, как вонзят стилет в сердце. Тишина базилики разбавлялась редкими шепотками, сдержанными шорохами и оглушительным стуком сердец, так отчетливо сейчас слышимых. Министрант – молодой юноша, помогающий во время богослужения – поднес зажженную метровую свечу, именуемую пасхалом. Руки у него дрожали, что особенно было заметно по пламени свечи. Чтобы избежать конфуза, забрал у него пасхал побыстрее*

Почему это делает он? Неужели не нашлось кого-то поспокойнее? Как его зовут?

*Имя юноши никак не приходило на ум, хотя лицо его было знакомым. И все же оставалось непонятным почему для такого важного события не выбрали кого-то более опытного. Конфуза избежать не удалось – в руках министранта появилась тяжелая книга с открытой на странице молитвой, но почему-то пока вверх тормашками. В принципе неудобства это не доставляло – эту молитву, как и многие другие, помнил наизусть*

- Exorcizamus te, omnis immundus spiritus, omnis satanica potestas, omnis incursio infernalis adversarii…

*Собственный голос разнесся по базилике мощным басом-кантанте, произнося слова молитвы на латыни, изгоняя все зло из воды, из каждого закоулка этого векового строения и из душ грешников, вырядившихся по случаю в светлые одежды. Викарии, министранты и прочие прислужники застыли со сложенными в молитве руками, обступив полукругом и напустив на лица благостные выражения. Рим всегда умел давать хорошие представления публике и это было одно из самых древних. Голос порхал голубем, то нараспев возносясь под своды, то, наоборот, падал ниц, чеканя слова. И сам с легкостью поддался бы его очарованию, если бы не навязчивый стук сердец, от которого никак не удавалось отвлечься, но свое дело знал хорошо, поэтому продолжал, отрабатывая уроки актерского мастерства, бесчисленные походы в оперу на именитых мастеров голоса, чтобы понаблюдать, заметить, обрести для себя частичку их умения, и сейчас суметь заворожить публику. Глаза отыскали Эдриана, тот смотрел на кого-то в толпе. У всякого чуда есть свои предпосылки, и Риан был одним из катализаторов – достаточно несколько экзальтированных личностей среди всего сборища, подстегнутых легким гипнозом, и даже плебс превратится в почтеннейшую публику. Вот и сейчас пристальный взгляд Келли переместился на другого, и очень скоро глаза последнего зажгутся восторженно, словно взойдет на него благодать. Ведь каждый знает свою роль и задачу. Эдриан Келли свою тоже знал*

- Я призываю родителей чада. *Алессандро и его жена, держащая на руках ребенка, чье сердце трепетало в груди особенно звонко, выступили вперед* Каким именем вы нарекли свое дитя?

- Теодоро. *Из-за церемонии, или ещё по каким-то причинам - судить было сложно, но свою партию он настроился провести решительно, и это тоже чувствовалось*

- Чего вы просите у Церкви Божьей для Теодоро?

*В этот раз отвечать видимо был черед матери, что она и не замедлила сделать, но ее голос звучал тверже, чем у ее супруга*

- Жизни вечной.

Интересный вариант ответа. Ее кто-то надоумил или так вышло спонтанно?


*Пришлось приложить усилия, чтобы не посмотреть на приветствовавшего ранее опасного незнакомца, взбудоражившего местных. В первую очередь подозрения пали на него, как на одного из неизвестных. И будто в наказание, стоило о нем подумать, и подначивающие слабости опять принялись изнурять натянутые нервы и рассудок. Стук сердец теплокровных постепенно вырос до грохота, едва не заглушая уместные ответы родителей и восприемников, что обязывались растить Теодора в католической вере, прививать ему святые ценности и готовить к тяготам*

Татуировка уже требует крови? Так быстро?

*Очевидно, регенерация пыталась заживить магическую рану на спине, исчерпав прежние запасы чужой энергии в вампирской крови*

Похоже, это станет тем еще испытанием.

*Биение сердца младенца нескольких недель от роду вышло на первый план по сравнению с остальными сердцами, его кровь сочилась по пока тонким венам, заключенная в хрупком тельце, и пела звонким водопадом, по капле перекачивая сладостный нектар, насыщая каждую клетку, делая его запах просто восхитительным*

Это какое-то безумие.

*Не иначе, чем по благословению Божьему продолжал церемонию недрогнувшим голосом, бросая все силы на борьбу с внезапно ослабнувшей своей сущностью, что силилась разжиться не просто кровью, но кровью ребенка. Секунды превращались в долгие минуты, и липкий пот смочил бинты, разбавив сочащуюся из ран сукровицу. Держался на одной вере. В себя, в Господа, к которому сейчас обращал невинное безгрешное дитя, что хотелось немедленно выпить досуха, только бы утолить жажду. Клыки зудели, грозя увеличиться в длине прямо сейчас. Воздержание все больше исчерпывало волю, но пока терпел, со страхом ожидая того, что может случиться дальше*

Что это? Это не я, не может быть.

*На секунду, на крошечную долю мгновения стало легче, как бывает в моменты передышки от острой зубной боли, но затем… Затем тело сковало коркой уничтожающего все холода, а рука с пасхалом окрестила младенца, чего делать была не должна. Даже мысли застыли от ужаса, настолько отказывался поверить в происходящее. Читать молитву тело тоже перестало, ведь захватчик контролировал только жестикуляцию и движения, - наступила оглушающая тишина, даже взволнованный шепот прихожан пока не смел раздаться*

Святой Господь, помилуй меня.

*Раздался какой-то шум и оковы, удерживающие тело под чужой волей, рассыпались, вернув прежний контроль. Безошибочно нашел взглядом Эдриана, не потеряв его ни на миг в пространстве заполненной людьми базилики. Верный помощник стоял возле него, испепеляя взглядом того же незнакомца-волкодава. Возобновил обряд крещения, перекрывая своим голосом горячий шепот Келли, что, не нужно никакого сверхслуха, сочился ядом. Быстрый взгляд Риана, пока незнакомца выпроваживали из церкви, и разум закрыл скрипнувший стеклянным хрустом чужой ментальный щит, пока родители и восприемники отрекались от дьявола. Тихие шепотки из-за покидающего церемонию крещения человека сопровождали символы веры Алессандро, его жены и крестных маленького Тео, который уже не казался желанной пищей*

- Теодоро, я крещу тебя во имя Отца *Окропил голову малыша освященной водой впервые* и Сына *вторично пролил святую воду на затылок удерживаемого над чашей ребенка* и Святого Духа.

*Третий и последний раз вода коснулась детской головы, прежде чем католическая община произнесенным на едином духу благословением приняла Тео в свой круг. Громогласный и многоголосый «Аминь» вознесся к каменным сводам и одновременно захлопнулись двери базилики за спиной незваного гостя*

Да будет так.
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "Утро".
Сейчас 7 хе́йма, 4 год эЛ, 06:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +8, легкий дождь, ветер западный, 6 м/с.

-------
«Трепещущую, дрожащую мысль, легко уязвимую и с трудом сдерживаемую, мудрец направляет, как лучник стрелу. »​
 
**1 хейма, 4 год эЛ. День.**

*Базилика Сан-Карло-аль-Корсо*

И зачем я только согласился?

*Глядя на Артура, переодетого в Георга, не верил ему ни на йоту. Даже немного удивлялся, что поверила паства Георга. Синьора Рахель, например, смотрела на «своего» кардинала с прежним обожанием, и старалась предупредить все его потребности, как наседка ограждая от излишнего внимания. Часть забот «кардинала» пришлось взять на себя*

Это все равно, что нянчить ребенка. *Оглянулся на Артура, чтобы убедиться, что тот ещё ничего не успел сломать, не выбился из легенды* Далась ему эта крипта, от магии он избавиться решил. Это в этой-то шакальей своре? Как он, понос его разрази, собирается провести эти сраные крестины?

*Возвел очи горе, к одной из икон, и плевать, кто на ней был изображен*

Боженька, если ты есть, пусть понос его не разразит, я погорячился, виноват. С этой сранью я точно не разберусь. И это… мы с тобой, так и не подружились, но ты Георга-то пожалей, он тебе верно служит, не дай этому засранцу все запороть. Аминь. И прости за «сраные крестины».

*Так и крутился возле Бишопа преданным псом, отгоняя слишком назойливых, тех, с кем он в своем теперешнем состоянии точно не справится, стараясь, чтобы у этого самонадеянного глупца не было ни единой причины вспыхнуть, выдать себя самым нелепым образом. Поэтому приходилось контролировать все, вплоть до самых незначительных деталей. Именно так заметил, как какой-то мужик в костюме с иголочки разглядывает кардинала. От мужика несло предательством. Спроси кто-то почему так решил, не ответил бы даже под пытками, просто не знал, чем это объяснить, да и не умел никогда объяснять, как тот же Арт, например. Но шестое чувство велело обойти шакала за километр, и не разворачиваться к нему спиной. А что, почему и зачем? Да какая разница? Работает же*

Надо предупредить, чтобы не расслаблялся, булки сжал. Это как же кардиналу при всех сказать, что крыса на борт взошла и топить корабль будет? Гм… использовать сленг англикашек? Должен понять.

*Повертев головой, нашел подходящий повод, чтобы приблизиться, не вызывая подозрений, и зашел со спины. Зайдешь со спины – человек чувствует угрозу, и к словам относится как-то серьезней, как показывала практика*

- Беконы.

Вряд ли он один. Вон того, этого и вот этого, я здесь ни разу не видел. А если так посмотреть, то у всех троих жетон из ширинки торчит. Сраный ковбой.

*Неодобрительно посмотрел на мужчину, одного из примеченной троицы, заложившего большие пальцы рук за пояс штанов, что действительно в какой-то мере напоминало о ковбоях из американского вестерна. Мстительно хотелось натравить на этих бродяг хотя бы синьору Рахель, но привлечь к чужакам внимание, значило бы выдать, что их присутствие заметили. Зачем же загонять крыс в угол? Только агрессивнее станут. Приходилось следить и наблюдать исподтишка, выжидать, пока они не начнут действовать*

Я понял. Их наглость и выдает в них законников. Смотрят на всех тут, как хозяева жизни. А это сраная мафия, они вам, сынкам, глотку перережут, проходя мимо. И вам, и вашим отцам, и дедам. Собственно, и резали.

*Размышления пришлось прервать, когда приблизилась синьора Фиорелли. Тактично отошел в сторону, но внимательно прислушивался к разговору. Фиорелли были сообщниками, и можно было не переживать, что они что-то могут учуять в Бишопе. Семейству нужен был кардинал и они в какой-то степени хранили верность Георгу, а тот, в свою очередь, всегда благоволил этой фамилии, не только поднимая их статус, но и помогая добывать разные блага, благости и прочие полезные фичи. Имели дела они и с Артуром, беря на себя часть темных делишек, которые иногда возникали. И хотя внутренне злился на Бишопа за эту его затею, но, положа руку на сердце, не смог бы упрекнуть того, что Доменика задумалась о том, кто перед ней, Георг или Артур. Скорее всего эта самая злость исходила из страха, поэтому опекал «кардинала» сейчас, как старшего брата. А когда к Высокопреосвященству подошел викарий с призывом начинать, безропотно занял свое место в толпе, делаясь незаметным, и грамотно цеплял ведомых «лохов», вешая на них гипноз. Дело было поставлено практически на конвейер. Кому-то голос проповедника казался гласом Божьим, у кого-то его слова вызывали восторг, кому-то кардинал становился похожим на друга или родственника – именно такие мелочи заставляют людей соглашаться, главное понять за чем человек пришел в это место, что он здесь хочет найти. Понимание? Прощение? Таких же как сам? Вот так, пытаясь разгадать загадки прихожан, запутавшись в ощущениях от множества заклинаний, проворонил тот момент, когда на собственноручно наложенный на кардинала-пресвитера ментальный щит кто-то раззявил пасть, капая слюной. Не мог знать, что пока сам гипнозит очередного бедолагу, кто-то точно так же гипнозит Бишопа, заставляя его испытывать жажду. И не иначе как Провидение показало неладное. Даже не мог сказать, что именно заставило выдать себя, наплевать на возможную опасность скандала и толкнуть того законника, что здоровался с Артуром. Не просто толкнуть, почти ударить. Все произошло за секунды, не успел Арт замолчать, как уже был рядом с «шерифом», выбивая его из равновесия. Смог бы обвинить его в чем-то, тем более в том, что он сумел взять под контроль вампира? Никогда. Просто сработала чуйка. Или та недомолитва Боженьке, в которого не особо и верил, но главное, что Арт продолжил обряд крещения, смог заговорить. Даже не сумел бы вспомнить дословно, что именно говорил подскочившим к шерифу ковбоям, заставляя их убраться из базилики. Но шипел на них с такой ненавистью, что сам поверил в свою готовность убить каждого лично, и их семью, и детей, и родителей, и братьев с сестрами. Кто-то из головорезов Фиорелли тоже встал за спиной лишним аргументом. Но что именно сработало не знал*

Щит, сраный щит! Он опять беззащитен!

*На секунду взглянул на Артура в кардинальских ризах, надевая на вампира невидимые ментальные латы. Арканум послушно лег невесомым и неощутимым барьером и можно было заняться выталкиванием непрошенных гостей из храма. Отмахнулся от вопросительного взгляда Матео, вообще заметил его только когда двери за законниками гулко захлопнулись, благодарно кивнул прихвостням дружественного семейства, и с тревогой еще раз посмотрел на внешне спокойного Артура-Георга*

Собакин ты сын, только закончи уже. Боженька, ты меня слышишь? Я почти готов признать твое существование. Но срань же Твоя, это было близко. Кто это вообще такие и что они хотели? Сраный Дарио, он их откуда знает? Засранец, пальцем деланый, повешу, если не расскажет.

*Если бы кто-то прочитал в этот же момент мысли Доменики Фиорелли, то нашел бы продолжение угроз повешения, после которого любимый сын вряд ли порадовал бы внуками, по причине повреждения детородных органов. Но то, что случилось дальше вообще выходило за грань итальянского мировоззрения*
 

ИИ Виртуалис

Мировая сеть
НИИ "СимТек" сообщает о наступлении временной зоны "День".
Сейчас 7 хе́йма, 4 год эЛ, 12:00.

Прогноз погоды на следующие 6 часов: температура воздуха +12, облачно, ветер юго-восточный, 2 м/с.

-------
«Это тяжкое заблуждение — воображать, что обретешь что-либо, или нечто будет раскрыто тебе относительно Пути без постоянных усилий с твоей стороны.»​
 
Статус
Закрыто для дальнейшей игры.
Верх